Татуировка

Говорят, что иногда татуировка меняет своего владельца. Что-то в нем становится неразрывно связано с украсившим его тело рисунком. И если внимательно присмотреться к окружающим, то можно заметить много забавного. Сложно сказать, что измениться в человеке с вытатуированным Баггзом Банни или котом Сильвестром. И вряд ли станет носителем Силы мужчина с изображением магистра Йоды. Говорят…
Максим не чувствовал ничего, никаких изменений после того, как на его спине поселился стилизованный черный дракон обвивающий загадочный японский иероглиф. Время шло, Максим редко вспоминал о своем тату, увидеть которое он мог только в зеркале. Позже он узнал, что в буддизме черный дракон означает борьбу со злом в самом себе. «Я как поле битвы», — шутил иногда Максим. В западной культуре не все так запутано: У Зла есть лицо и это драконья морда.
Однажды, после очередного скандала с матерью, он хлопнул дверью и покинул родительский дом! Вопрос о совести остался открытым. Опустошение, царившее в последнее время в его душе, наконец, нашло выход. Отправившись в бесцельное путешествие по городу, Максим не заметил, как оказался перед церковью святых Петра и Павла. Не считая себя особенно верующим, он иногда заходил сюда, ощущая некое родство с этим местом. С чем это связано он не знал, да и не особо горевал по поводу своего неведения.
Служба только что завершилась. Немногие прихожане подходили к священнику, нестарому еще мужчине с окладистой бородой и, получив благословение, тихо расходились. Спустя несколько минут в церкви остались только вездесущие старушки с церковной литературой, свечами и другими предметами культа. Купив две свечи, Максим подошел к иконе Богородицы с младенцем Христом на руках. Мягкий взгляд внимательных глаз казалось, проникал все глубже и глубже, прожигая броню отчужденности, достигая самых дальних закоулков находящейся в смятении души.
─ Прости меня, — прошептал он. Максим забыл о молитве, забыл обо всем. Теперь во всем мире осталось лишь два существа – он и Она.
─ Прости меня, — ему казалось, шепот оборачивался криком. Он не сразу заметил, что плачет. Злые слезы бежали по щекам и, падая с хрустальным звоном, разбивались об пол.
Очертания предметов стали расплываться. Мир вокруг юноши закружился, разгоняя невиданную карусель. Казалось, реальность покидала это место, и только взгляд Богородицы держал его на краю пропасти, не давая сорваться. Прости меня! Прости…
Максим упал на колени. Плечи его сотрясались от рыданий. Он забыл все слова, всё, что с ним было. Не понимал, как он попал сюда. «Прости» — единственное слово, которое огненными буквами пылало в его сознании. И еще пришла боль. Непонятно откуда взявшаяся, она пронзила его спину в том месте, где в вечной ярости застыл дракон.
Ещё один приступ.
И ещё…
Максим задохнулся от боли, на миг, позабыв и то единственное слово, что ещё берегло его трепещущее сознание. Казалось, жидкое пламя разливается по его спине и груди. И каждый следующий приступ сильнее предыдущего. Последний удар «копья» все-таки вырвал юношу из реальности на несколько мгновений. А когда Максим пришел в себя, то сразу почувствовал, что в церкви кроме него есть ещё кто-то. И этот кто-то в несколько раз больше его.
─ ПОГОВОРИ СО МНОЙ, — раскатом грома грянул голос неведомого существа.
Юноша решился поднять голову. Прямо над ним высился черный дракон! Живой. С переливающейся чешуей, мощными мускулистыми лапами и, конечно же, хвостом. Изгибы длинного змеиного тела почему-то показались Максиму знакомыми. Вытянутая морда, широкие ноздри, длинные усы, огромные когти и, конечно же – глаза. Огромные, с вертикальным зрачком ярко-зеленого цвета. Их взгляд пронзал не хуже копья, заставляя душу обнажить все свои самые потаенные уголки.
─ПОГОВОРИ СО МНОЙ!!!
Новый рев сотряс церковь. Жалобно зазвенели стекла. Тяжелые золоченые подсвечники задребезжали, но устояли. Максим думал, что оглохнет от этого рева. Он сидел на коленях, зажав уши руками и прикрыв глаза. Когда эхо рева утихло, юноша решился приоткрыть глаза. Сначала один, затем другой. Дракон возвышался над ним, переминаясь с лапы на лапу. Голова на длинной шее поворачивалась из стороны в сторону, сдержанный рык рвался из приоткрытой пасти.
Понимание, пускай и запоздалое пришло к Максиму одновременно с сильным жжением на месте татуировки, словно кусок кожи срезали со спины, нимало не заботясь при этом о его самочувствии.
─ ГОВОРИ ЖЕ! ЧТО ТЫ МОЛЧИШЬ?!
Яркий неземной свет вспыхнул во всех окнах церкви разом. Воспользовавшись моментом, Максим прикоснулся к лапе зверя. Чешуя оказалась холодной, но сосредоточенный на вспыхнувшем свете дракон, остался безучастным к подобной дерзости. Когда же свет поутих, стала видна фигура человека в рыцарских доспехах искусной работы. В руках воин держал копье.
─ ТЫ?! – прогремел дракон, и одно из стекол, не выдержав, осыпалось дождем осколков, ─ НУ ДА, КОГО ЖЕ ЕЩЕ ОН МОГ ПОСЛАТЬ!
Раздался чистый звонкий голос рыцаря:
─ Как посмел ты войти в дом Его, зверь?!
─ ТАК ВЫШЛО, ГЕОРГИЙ, НО Я РАД, ЧТО ПРИШЕЛ ИМЕННО ТЫ. ВСЁ ХОТЕЛОСЬ СПРОСИТЬ – КОГДА ТЕБЯ ПОСЛАЛИ НА БОРЬБУ СО ЗЛОМ, ТЕБЕ САМОМУ ПРИШЛО НА УМ ПЕРЕБИТЬ ВСЕХ ДРАКОНОВ?!
─ Как вижу не всех…
─ ТВЕРДОЛОБЫЙ ГЛУПЕЦ, — взревел дракон, неожиданно отодвинув лапой сидящего у его ног человека, которого глаза Георгия, полыхавшие праведным гневом, даже не заметили. – ИЗ-ЗА ТАКИХ КАК ТЫ ГЛУПЦОВ, НАШ РОД ПРЕРВАЛСЯ.
─ Я уничтожал ЗЛО, — крикнул рыцарь, перехватывая копьё.
─ НУ ДА! А МОИ ДЕТИ БЫЛИ ЧИСТЫМ ЗЛОМ! НАСТОЯЩИЕ ИСЧАДИЯ ВАШЕГО АДА!
─ Я…
─ ГЛУПЕЦ! — вновь грянул дракон, да так, что еще несколько витражей рассыпались. – ПОСМОТРИ, КЕМ Я СТАЛ! ПАРАЗИТОМ, ЖИВУЩИМ В ЧУЖОМ ТЕЛЕ…
─ Хватит разговоров, зверь, — рыцарь в один миг опустил забрало и замахнулся копьем, — время умирать!
─ ДА БУДЕТ ТАК! ПУСКАЙ ЧЕЛОВЕК ПОСМОТРИТ НА МОЮ СМЕРТЬ!
Но святой уже не слушал слов дракона, копье, словно живое, рванулось из его рук, целясь в грудь зверю. Дракона спасла змеиная стремительность – метнувшись в сторону, он задел стол, на котором лежала церковная утварь, за ним обнаружились две старухи с безумными глазами и идиотскими улыбками от уха до уха.
Отбив лапой еще один выпад, дракон хвостом ударил святого так, что тот отлетел к стене разметав стоящие у икон подсвечники. Но не успел дракон развить успех, а копьё уже вновь было направлено ему в грудь. Максим, чудом избежав столкновения с обоими сражающимися, решил пробираться к выходу, когда встретился взглядом с драконом:
─ УХОДИ, ЧЕЛОВЕК!
Но Георгий снова атаковал. Копье, сверкнув как молния, вонзилось в то место, где мгновением раньше стоял черный зверь. Лапа с пятью острыми когтями метнулась с не меньшей скоростью, но теперь и рыцарь показал на что способен, с невероятным проворством уйдя из под удара. Дракон чуть замешкался и наконечник копья с легкостью пробил пластины на левом боку. Хлынула темная кровь. Рев боли сотряс церковь до основания.
Собрав силы, он сумел избежать следующей атаки, отпрыгнув на противоположную стену. Широкий кровавый след тянулся за ним. Острие копья было вновь направлено в его грудь, а Георгий осторожно подкрадывался к противнику. Снова мощный удар хвостом, и вот уже черная молния метнулась навстречу рыцарю. Но тот легко увернулся от летящей лапы, вонзая копьё в плечо дракона почти по весь наконечник.
Новый рев боли. Но теперь сил быстро отступить у дракона не было. Он неуклюже развернулся, но раненая лапа подогнулась, и он тяжело рухнул на пол. Каменные осколки брызнули в разные стороны, и один из них поранил Максиму щеку. Под драконом быстро растекалась лужа крови.
Рыцарь, спокойно перехватив копье, двинулся к поверженному противнику. Дракон тяжело дышал, дыхание с хрипом вырывалось из приоткрытой пасти.
─ ДАВАЙ ЗАКАНЧИВАТЬ ЭТУ ИСТОРИЮ, — неожиданно ровным тоном произнес дракон.
Святой драконоборец кивнул и замахнулся копьём, но чья-то тень обрушилась на него, и они оба покатились по полу. Копье, выпавшее из руки рыцаря, осталось лежать возле драконьей лапы. Максим, морщась от боли и потирая ушибленное плечо, поднял тяжелое копьё рыцаря. Георгий угрюмо посмотрел на юношу:
─ Отойди, смертный. Не препятствуй божественной воле.
─ Это – мой дракон, — спокойно ответил Максим, сжимая кулаки. – Мы уйдём, только не мешай нам.
─ Ты видно ударился головой, человек, — прорычал Георгий. – Отойди. Последний раз прошу.
─ Нет, — отступив на шаг, юноша поднял копьё, измазанный темной кровью наконечник тускло светился. – Где твое милосердие, святой Георгий?!
─ Отдай копьё и отойди. Не то…
─ Не то что?! Ты и меня убьёшь? – юноша повысил голос.
─ Это враг всего твоего рода, человек. Это – зло! Он затуманил твой разум…
─ Странно, что он затуманил его только сейчас, а не три года назад, когда я сделал себе эту татуировку.
─ Зло многогранно, человек. У него тысяча лиц и ещё больше голосов. Он нашептывает тебе сладкие обещания…
─ Да он даже «кыш» сейчас не скажет, — взорвался Максим. – Нашептыватель!
─ Ты не понимаешь, — с печалью в голосе произнес Георгий. – Ты бродишь во тьме своих заблуждений. Ещё раз прошу, отдай копьё.
─ Отдай ему копьё, Максим, — неожиданно произнес дракон. — Пусть свершится предначертанное.
─ Я сказал – нет, юноша отступил на пару шагов и, что было сил, метнул копьё в оконный проём, в котором словно зубы торчали осколки стекла. Едва покинув пределы церкви, копьё вспыхнуло на солнце, растворяясь в воздухе. Казалось, Георгий удивлён не меньше чем Максим.
─ Что ты наделал, глупец? – растерянно произнёс он.
─ То, что мне подсказало сердце, упрямо нагнув голову, произнес Максим. – Это мой дракон.
Драконоборец, сжав закованные в железо кулаки, шагнул вперёд, но неожиданно во все окна ударил яркий свет. На миг юноше показалось, что он видел город в облаках, но мираж растаял, а вместе с ним исчез и рыцарь
─ Я буду следить за тобой, — раздался его голос под сводами храма. Ошеломленный Максим посмотрел туда, где до этого стоял дракон, но резкая боль в спине заставила его застонать. Когда же он открыл глаза, дракона в церкви не было!
─ Нужно уходить, Максим, — раздался в его голове рык дракона. – Мне кажется, тебе не захочется объясняться с милицией.
─ Нет, — все еще ошеломленный случившимся произнес юноша.
─ Тогда пошли, — настойчиво произнес дракон.
─ А ты где? – почему-то шепотом произнес Максим.
─ На своем месте, где ж еще. А теперь пошли.
Поборов безмерное удивление и растерянность, юноша покинул полуразрушенную церковь.
─ А теперь бегом, — рявкнул дракон.
Уже на бегу, Максим возмутился:
─ Ты что все время теперь собираешься командовать?
─ Нет. Только в экстренных случаях. Таких как этот.
─ Ну, это радует, — буркнул Максим, переходя на бег. – А что мы будем делать дальше?
─ Просто жить. Поверь мне, это самое сложное.

Автор Денис Пылев, 2008г.