Значок

Виталий как-то нашел значок. Вот так просто взял и поднял с асфальта небольшой кусок пластика, как поднял бы замеченную им монету или еще что-нибудь столь же яркое и ценное. В этом мы здорово напоминаем сорок, те тоже тащат все яркое без разбора в свои гнезда. Сперва Виталий хотел даже пройти мимо ― шутка ли, дядьке за тридцать, а он значки подбирает. Но уж больно странной формы был значок, да к тому же ― лежал обратной стороной к солнцу, так что разглядеть картинку можно было, лишь перевернув его. Что спустя несколько секунд внутренней борьбы и сделал наш герой.
Вначале он даже усмехнулся. Значок изображал какую-то мультяшную героиню с бледно-желтыми волосами и руками, забитыми татуировками. Мастерски нарисованное личико было задумчиво, словно художник застал свою героиню в момент сильных душевных переживаний. Тень узнавания на миг омрачила чело Виталия, но дивный образ так и не обрел инициализации. Подумав мгновение, он положил значок в карман и отправился домой, куда, в принципе, и держал путь, покинув в конце рабочего дня свое предприятие.
Уже дома он хотел отдать значок дочери, ибо подростки обожают вешать на куртки и рюкзаки всякого рода атрибутику, но будто что-то удержало его руку и, в конце концов, он повесил его на свой рюкзак. Дочка с первого взгляда определила в находке Алису, героиню Кэрролла, супруга ― какую-то историю, связанную с музой автора. И, конечно, дочка стала просить значок для себя, но встретив неожиданный отпор своим привычным притязаниям, на время отложила попытки заполучить желаемое. Жена, обычно выступающая на стороне дочери, в этот раз неожиданно также осталась нейтральной, но прозрачно намекнула, что считает подобное поведение детством, недостаточно отыгравшим в одном хорошо известном месте. Тем не менее Виталий проявил твердость, и значок остался на своем месте.
Если родные и были удивлены подобным поведением, а Лариса (так звали жену Виталия) намекнула на кризис среднего возраста, покрутив пальцем у виска, то в дебаты больше не вступали. «Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не забеременело» был ее вердикт, и жизнь вновь вошла в свое уже привычное русло. О значке, что прочно прописался на папином рюкзаке, стали забывать. Все, кроме Виталия. Неожиданно в нем пробудилось странное чувство привязанности к мультяшному герою, отсюда вскоре произросла привычка разговаривать, как с живым собеседником, поверяя кусочку разрисованного материала свои мысли. Иногда Виталию казалось, что Алиса наблюдает за ним, но он списывал эти наблюдения на игру света и тени, либо усталость после работы.
Он даже придумал присказку, взятую из детского мультсериала ― «Алиса знает, что делает». А спустя полгода произошло первое странное происшествие, которому Виталий не придал значения. Спускаясь со ступеней автобуса, он неловко повернулся и задел значком какой-то выступ, отчего его плечо пронзила острая боль, и по руке побежало что-то горячее. Он не сразу понял, что на правом плече появилась очень глубокая царапина, и ему пришлось обращаться в травмпункт, чтобы наложить несколько швов. Как ни пытался он вспомнить, в какой момент получил эту рану, но так и не смог найти достойного объяснения. Лариса еще некоторое время поворчала, но инцидент вскорости сошел на нет.
А еще спустя какое-то время он обнаружил на значке длинную царапину, что пересекала Алисино предплечье как раз в том месте, где его собственную руку теперь украшал шрам. Придя в ярость, Виталий обрушился с обвинениями на Валентину, дочку. Та яростно отрицала свою вину. Дело дошло до крика. А когда в конфликт вмешалась супруга, он разом перерос в Мировую войну в ее первые осенние месяцы. Кончилось это тем, что Лариса в приступе ярости сорвала значок с рюкзака и со всей силы швырнула его об стену.
В тот же миг невидимое лошадиное копыто (по крайней мере, Виталию показалось, что его лягнула лошадь) вошло в контакт с его грудной клеткой, в буквальном смысле отбросив отца семейства к противоположной стенке прихожей, где и разворачивалось все действо. С трудом отдышавшись, он встретился взглядом с Ларисой и впервые увидел, как ужас в буквальном смысле плещется в ее глазах. Снова пытаться объяснять врачам и полицейским, откуда у него на груди синяк размером с тарелку, он не горел желанием, поэтому было решено лечиться на дому.
Вот тогда он впервые задумался о природе этих событий. «А вдруг?! Да нет, ерунда какая-то!» А затем на работе начался аврал, Виталию пришлось буквально жить на производстве. Так продолжалось пару недель и вся эта история стала понемногу терять свою остроту. Подозрения падали на все что угодно, вплоть до полтергейста, но к действительной причине так и не приблизились. Значок продолжал висеть на рюкзаке Виталия, а жена и дочка вроде и не смотрели в ту сторону.
За всеми хлопотами и житейской суетой как-то незаметно, бочком, подкралось лето, и Виталий решил выбраться семьей на море. Эта идея была принята на «ура», тем более что Валентина закончила девятый класс без троек, успешно сдав переводные экзамены. Так что в качестве поощрения была выбрана Турция. В предвкушении незабываемого отдыха Лариса собирала чемоданы, когда заметила, что супруг укладывает свой рюкзак, на котором висела все так же задумчивая Алиса. Ей вдруг показалось, что пластиковая девчонка смотрит на нее с прищуром, будто угрожая.
― Эту тоже с собой берешь?! – вроде бы спокойно спросила она Виталия. Но тон ее мужу явно не понравился и он ответил чуть резче, чем сам того хотел.
― Беру! Есть она не просит, мозг не компостирует! Чем не идеал?!
― Вот и ехал бы с ней! – Крикнула Лариса в сердцах.
― Так я и еду, – неожиданно спокойно ответил супруг, чем окончательно вывел жену из себя. Метнувшись словно рысь, она сгребла значок в руку, оторвав его от почти собранного рюкзака и одним усилием разломила на две части.
― Что…, – начал было говорить Виталий и распался на две части. Как и Алиса.