Яблоки гесперид. 12 подвиг. Из серии «Однажды в Элладе»

Геракл, вздохнув, посмотрел через плечо на ворота царского дворца Эврисфея. Перебрав в голове с десяток пожеланий, проклятий и обычных ругательств, сын Зевса с чувством плюнул на землю и пошёл от города Тиринфа по ухабистой дороге. Забросив дубину на плечо, он, насвистывая, шёл исполнять свой последний контракт, на который его подписал папочка, прежде чем перевести в высшую лигу.

Не далее, как полчаса назад зловредный Эврисфей приказал ему исполнить последнее его желание. «Принеси мне три золотых яблока Гесперид. — прошамкал он». От неправильного образа жизни и мерзкого характера зубов у него был некомплект.

— Каких тебе яблок, зубастик! – возмутился про себя в тот момент Геракл. – Да еще и золотых! Ты б еще орехов попросил. Грецких! Да что ж это с людьми-то происходит?! Совсем страх и совесть растеряли. Папа правда тоже хорош! Что значит поработай на сводного братца да выполни двенадцать его желаний?! А то на Олимп ни ногой! Каково?! И ладно б чудовищ там каких убивать, а то как с конюшнями этого Авгия. Все сандалии тогда измазал в … брр, аж вспоминать страшно. Насилу отмылся. И вот опять. Это как пойди туда не знаю куда и… принеси мне яблочек!

От избытка чувств Геракл шарахнул дубиной по подвернувшемуся камню. Несчастная каменюга стоически перенесла обрушившуюся на неё ярость полубога и тихо рассыпалась в мелкое крошево. Герой уверенно продолжил путь к перекрёстку, чтобы принять важное решение – куда всё-таки податься! Куда ни кинь, он уже везде побывал, жаль не было чемодана с собой, чтобы обклеить его наклейками с видами тех мест. На Севере был, на Западе, Юге, и на Восток заглядывал, было дело.

Геракл подумал, подумал, да и махнул рукой: «На Восток пойду. Drang nach Osten и всё такое». Идти на восток было легко, так как этой дорогой он уже проходил. Знакомые места, знакомые лица, знакомые мелодии. Геракл вытащил из львиной шкуры припрятанные наушники и осторожно вставил в уши. Наконец-то можно было послушать музыку и не оглядываться по сторонам. Правила жизни героя были строги и безжалостны. Повсюду шныряли папарацци, готовые в один миг сильно усложнить жизнь. Как личную, так и общественную. Чего стоил ему один только сюжет с королевой амазонок и её злосчастным поясом, которым восторженные художники разрисовали все горшки и амфоры в Элладе. Весь прошлый год в барах его толкали локотком и спрашивали, как всё прошло. Первое время он оправдывался, говорил, что ничего не было. Но потом ему это надоело, и он стал опускать на головы вопрошающих свой пудовый кулак.

Чейнджер сменил мелодию, и в наушниках загремели «Rolling Stones». Старики бодро терзали струны кифар, уподобляясь Аполлону, так что ноги у него сами пошли в пляс. Вот так и подпрыгивая на поворотах, он добрался до гор Кавказа. Впереди высился Арарат, а на нём темнел силуэт какой-то триремы, но совершенно эпических размеров. Решив спросить у местных, не видели ли они сад с золотыми яблоками, он остановил спешащего куда-то человека.

— Э-э, дарагой! Какие яблоки?! Инжир есть, хурма есть. Дыня сладкий как мёд есть. Чурчхела и та есть, а ты про какие-то яблоки спрашиваешь!

— Да нет, мне только яблоки нужны. Золотые!

— Золотые?! – местный задумался. – Золотой руно биль, да и тот прошлый год какой-то джигит с кунаками упёр! А яблоки они яблоки и есть. Семеренки, антоновка, сезонные фасованные есть. Золотых нэт!

Напоминание про Ясона кольнуло нашего героя. Виделись они с ним давно, тот всё зазывал к себе в гости на шашлыки и метаксу, говорил про бизнес-проект какой-то. Нужно будет навестить его по возвращении из этого, гхм, предприятия. Наскоро распрощавшись, Геракл отправился на Север. Стало прохладней, и колени, на которые шкура, как её не растягивай, не налезала, отчаянно мёрзли. Спустя некоторое время, Геракл вышел к совершенно холодной даже на вид реке, где на берегу резвились, не глядя на термометр, нимфы. «Спортсменки, наверное, — подумал он, спускаясь к ним с обрыва. Музыка в наушниках к тому времени закончилась, и он шёл в надежде, что хоть сейчас ему подскажут верный путь и он сможет повернуть назад к курортам Краснодарского… тьфу, совсем на морозе голова не думает! Кипра! Он хотел сказать Кипра, конечно же.

Девчонки оказались толковыми, напоили горячим узваром из термоса, укутали колени одеялом. Всё честь по чести. Выслушали, поохали в нужных местах и задумались.

— Помочь тебе сможет только дед Нерей, он смотритель маяка в Александрии.

— Того самого?!

— Его родимого.

— Ну, это совсем другое дело! – обрадовался Геракл и летящей походкой отправился в обратный путь….

Маяк он заметил издалека. Еще бы, такая махина и всё норовит дальним светом глаза ослепить. Но Геракла интересовал только его смотритель, старик Нерей. Его то он тоже заметил издалека. Тот с завитой бородой, накаченным торсом и в цветастых шортах лежал на шезлонге и потягивал пина-коладу.

— Чего тебе?! – недружелюбно спросил морской бог.

— Дорогу узнать хочу. Прямо до сада Гесперид, старче.

— А номер моей банковской карты ты узнать не хочешь?!

— Было бы неплохо. Но сейчас меня интересуют яблоки.

— На рынок сходи, — буркнул несговорчивый дед. – Там их сколько хочешь.

— Шутишь никак, старикашка?! – вспылил Геракл. – Я к тебе по-хорошему, вежливо. Неужто вести себя нужно как варвар дикий. Я пол ойкумены на своих двоих истоптал, только чтоб с тобой парой слов перекинуться, а ты мне про рынок вкручиваешь! Говори где яблоки, и мы расстанемся!

— Ага, сейчас, вот только разбег возьму. От маяка! – Нерей откровенно глумился, и Геракл, наглотавшись египетской пыли, не выдержал. Началась драка. Морской бог, несмотря на возраст, оказался крепким, как гвоздь для гроба. Но как только почуял, что Геракл начинает его побеждать, обратился в Змея морского, но Геракл не впечатлился. Дальше последовал сплошной хоровод превращений, и Геракл, у которого уже рябило в глазах, не выдержал и провёл удушающий. Нерей, почувствовав недостаток кислорода, капитулировал.

Отдышавшись, старик на клочке бумаге начертил маршрут.

— Там GPS не работает, — хмуро бросил он. – Вот и приходится по старинке дорогу спрашивать. Поверните налево, поверните направо!  — передразнил он. – Умаешься узнавать. Народ там неприветливый, себе на уме, так что ты эта, аккуратней там, клювом не щёлкай.

— Ладно! Обещаю не щёлкать, матушка, — не удержался Геракл и смылся быстрее, чем старик придумал достойный ответ.

Дальнейший путь пролегал через пустыню, что изрядно сокращало дорогу, но совсем не радовало.

Припекало.

Сильно.

Очень сильно.

— Эй, Гелиос! – возмутился Геракл, когда понял, что бог солнца тихонечко пристроился у него за плечом и знай себе греет. – Ты совесть-то имей, спросить, чего хотел, спрашивай. А просто так загар мне наводить не стоит. Я, если что, в солярий схожу.

Гелиос от такой наглости вначале опешил, затем вспомнив, что тоже далеко не прост, собрался ввязаться в драку, но вдруг осознал, что смотрит прямо на острие стрелы, изрядно смазанной подозрительно выглядевшей субстанцией.

— Считаю до трёх! – нахмурив брови, произнес Геракл. – Затем всажу стрелу по самое по это… по оперение. Убить не убью, но чесаться будешь, к оракулу не ходи.

Покрутив головой по сторонам и не заметив свидетелей его позора, Гелиос отбыл на привычный маршрут, сделав на прощание ручкой. Он то знал, что стрелы у сына Зевса вымазаны дустом в соответствии с ГОСТом, а значит свалят любого, даже самого закалённого:

— Откуда вы только такие беретесь вежливые, — пробурчал Геракл, которому идти стало совершенно комфортно, тем более, что впереди виднелся оазис, в котором он собирался передохнуть.

Навстречу герою из-под пальмы выпрыгнул какой-то мужик и стал вежливо так зазывать его в гости. «Почему бы и нет, — подумал Геракл». И свернул с дороги. Вблизи этот мужик оказался больше даже его самого, а ростом Зевс сыночка не обидел.

«Эвон оно как?! – присвистнул про себя Геракл, когда тень от встречающего хозяина закрыла полнеба.

— Гость в дом, боги в дом! – с улыбкой нильского крокодила произнес незнакомец. – Проходи путник, отведай моего гостеприимства. Только предупреждаю сразу, all inclusive только после поединка со мной.

— Да ты никак на солнышке перегрелся, — участливо спросил Геракл, пытаясь коснуться лба, возвышавшегося над ним гиганта. – Я только что с дороги, не присел, не поел! Совесть имей!

Говоря это, он аккуратно складывал наушники, втайне надеясь, что, когда он достанет их в следующий раз, они не переплетутся как щупальца кракена. Но у мужика всё видно было уже спланировано заранее, так что он перешёл в атаку, размахивая здоровенными ручищами. Геракл собрался и провёл встречный правый. Мужик задумался, почёсывая подбородок:

— Антеем зовут меня. На всякий случай!

— Без надобности! – буркнул Геракл, пройдя в ноги и опрокинув здоровяка на лопатки, и сразу же почуял неладное. Глаза противника заблестели, он ехидно ухмыльнулся и сбросил с себя стадвадцатикилограммового сына Зевса как доходягу из военкомата.

— Ах ты ж…, — сумел произнести наш герой, отряхиваясь после приземления. – На допинг МОК давно запрет наложен. Так неспортивно, друг мой здоровущий. Меня обидел ты, придётся отвечать!

Прекрасно всё! И связки, и уклоны, и нырки. Все комбинации врагам на загляденье. Но стоит гостеприимному отельеру оказаться на земле, как вскакивает он, набравшись сил изрядных. Весь мозг сломал себе Геракл. Пятый раунд уже заканчивал на морально-волевых, тяготясь думой, как одолеть Антея. Вот уж последний раз сходиться начинают, и тут внезапно просветление, подобное Заре, пред взглядом внутренним мелькнуло. Кидается вперёд герой, подсечка, и вот взлетает выше ели противник, вереща. И сразу легче сделался злодей. Держал его Геракл, пока не сбросил веса он кило пятьсот, а там и хрустнуло что-то сучком лесным.

— Уф, утомил меня, зловредный! Что за манеры?! Варварство какое-то!

И вновь пылит дорогами Геракл. Сандалии что тряпки, все стоптал, но чует сердце, чует родимое — скоро уже завершение пути. И точно, во-он вдали виднеется гигант, что руками своими поддерживает небо.

— Воистину велик ты, Атлант! Поэтому, стесняясь, тебя о милости прошу мне указать дорогу к саду Гесперид. И было бы совсем неплохо ответ сегодня же мне получить. Пожалуйста! – подумав, добавил Геракл.

— Кто там пищит?! Геракл, ты что ли?!

— Как по мне, так я, — собрался обидеться Геракл, но вовремя передумал.

— Дорогу указать не могу. Могу принести яблоки.

— Хм, в чём смысл, коротышка? Сдаётся мне обманом пахнет!

— Чтоб я, да сына Зевса! Никогда! – хотел стукнуть в грудь себя Атлант, но вовремя вспомнил, что заняты конечности его. – Всё честь по чести, ты мне услугу, я тебе яблоки. Утром услуга, вечером яблоки. Вечером услуга, утром яблоки. Идёт?!

— Куда идёт?! – решил сын Зевса время потянуть. Всё взвесить беспристрастно. – О какой услуге толкуешь?

— Тут, понимаешь, дело непростое. Мне чтобы обернуться в срок, необходимо кому-то небо взгромоздить на плечи. На время. Ненадолго. На чуть-чуть.

Геракл с подозрением взглянул в глаза титана, но долго с задранной головой стоять не смог, стала затекать шея.

— Всего-то? Давай я подержу. Сейчас как раз еще в разгаре утро, я даже кофе вкус еще чувствую. Так что давай!

Теперь титан задумался надолго. А ну как выдержит?! Парень-то не из хилых, опять же, здоровья пруд пруди, к тому же сын Самого. Вдруг сдюжит!

— Ну ладно, уговорил! Давай меняться. Прими здесь, вот кочка, аккуратно. Под ноги смотри.

И вот сброшен груз великий, шею размяв, Атлант взирает на Геракла:

— А яблок сколько принести тебе? Кило, три, десять?! Учти, из золота они чистейшего. Девятьсот девяносто девятой пробы. Мой родственник клеймил там каждый плод.

— Куда этому беззубому кило! Три штуки принеси, на этом разойдёмся. И торопись, не двадцать мне уже!

Через полдня Атлант вернулся, в руке горят три яблока.

— Я тут подумал, Геракл, немного. Чего тебе нестись через пустыню. А там еще и Ливия, и Сирия, и Кипр. Я ж до Тиринфа в два счёта сгоняю, соскучиться не успеешь, а я уж тут как тут!

Тут холодком Гераклова коснулась мозга мысль: «Кидалово!»

Выкручиваться нужно поскорей, иначе свод небесный, словно неудачнику какому, нести до самой смерти. А с таким весом работать, так можно и грыжу заиметь себе в друзья, до времени, до срока:

— Идея неплоха! — крикнул он в ответ. – И я уж склонен согласиться, но вот беда: айпад свой в шкуре я по глупости оставил. Ты б подменил меня, а я бегом наушники б достал, и с музыкой бы я стоял до посиненья!

— Ну ладно! – громыхнул в ответ Атлант. – Меняемся! И сразу я в круиз отправлюсь. Незамедлительно!

Но стоило ему вновь груз принять на плечи, как наш герой схватил те яблоки и с ними был таков:

— Прости, мой друг, но я на вечную стоянку не подписывался. И яблоки я вижу золотые. Всё честь по чести. Свои мы части сделки совершили, и время нам расстаться наступило. Ты заходи, если что!

И бодро зашагал в закат, как эль мариачи под музыку Los Lobos. Такой вот меломан.

© Денис Пылев. Фэнтези. Юмор

spacer