Эллада

— Пум-пум, пупум-пум пу-пум- пум, пупум, — мурлыкал себе под нос Аид главную тему из «Звёздных войн» готовя на своей кухне кофе. Персефона еще спала. На днях она собиралась уехать к маме, поэтому вдвоём с Аидом они целыми днями бездельничали: бродили по асфоделиевым лугам, наблюдали за лениво перекатывающим свои воды Стиксом, открывали новые уголки Гадеса. Настроение, правда, омрачал сам факт отъезда, и даже чудище Цербер это чувствовал и скулил, требуя ласки. Уж он-то понимал, что в следующие полгода у хозяина будет мрачное настроение, а в доме будет играть депрессивная музыка.
А пока в мире людей царило лето, и назойливые смертные проводили его в отпусках, сборе фруктов и загара, здесь, в подземном всё было тоскливо и уныло. Души грешников терзали Эринии, размахивая своими кнутами, и от этих щелчков у Аида начинало сводить скулы. Он выглянул в окно и рявкнул во всю силу своих божественных лёгких: «Хватит!». Затем добавил еще кое-что по-древнегречески и захлопнул окно. Наступила поистине благословенная тишина.
— Что случилось, милый?! – спросила, входя в кухню сонная Персефона, отчаянно потирая кулачком глаза.
— Да, эти, понимаешь, орут как потерпевшие. Надоели! – Аид вновь стал повышать голос, распаляясь не на шутку. Супруга отлично знавшая, что последует за вспышкой, стала гладить Владыку подземного мира по руке, успокаивая.
— Ну ладно тебе, работа у тёток такая. Что ж их за это ненавидеть?!
— Ненавидеть! Эриний?! Ха! С этими по-другому никак. Ну, ничего пока тебя не будет я им перья-то из-за… хвостов, я хотел сказать хвостов, повыдёргиваю. Кстати, пока будешь в Подлунном сходи на «Последних джедаев», уж очень интересно, чем там дело закончилось.
— Хорошо, милый схожу. А может всё-таки со мной, а?!
— Дык, а собачку кто покормит? Он же без меня как дитя малое, отощает, истоскуется.
— Это ты о Цербере? Том, у которого три головы и всё такое?! Пускай Харон за ним присмотрит.
— Ему я не доверяю. Слишком корыстный. К тому же в прошлый раз Геракл пёсика чуть не умыкнул.
— Чуть?!
— Ну ладно, ладно спёр собачку, герой!
— Ну, вот и я говорю, что пару дней тебя никто не хватится. А мы вместе в кино сходим, на вечерний сеанс. Потом съедим какого-нибудь фастфуда и пойдём любоваться красотами.
— Ну-у. Я даже не знаю…
— Ты меня любишь?! – Персефона решила ввести в бой тяжёлую артиллерию.
— Ты же знаешь, что да, — Аид хорошо знал, что, когда Персефона извлекает на свет эту карту сопротивление бесполезно. Проще будет уступить.
— Ну, вот тогда и посвятишь своей женщине несколько дней.
— Стоп, стоп, стоп. Только что речь шла о двух днях!!!
— Пара, тройка, семёрка, туз, — шаловливо подмигнула Аиду супруга.
— Где-то я это слышал? — нахмурился он. Однако женская внезапность даже на Олимпе проходила под грифом «не поддается лечению, либо пониманию», поэтому еще раз вздохнув, владыка подземного мира сел пить кофе.

Отъезд из загробного несмотря на приготовления всё равно вышел скомканным. Приглядывать за собачкой доверили Танатосу, а общие вопросы управления Аид оставил на Гекату, благо она как раз зашла в гости. Эти двое были единственными друзьями, как многим казалось мрачного владыки подземного мира. Персефона в предвкушении от предстоящей встречи с роднёй суетилась не по делу и вообще создавала излишне нервозную атмосферу. Впрочем, Аид за все годы супружества хорошо изучил эту сторону характера своей супруги, потому не напрягался.
Когда четвёрка черных как ночь лошадей вынесла их на поверхность, оба успели поругаться и дважды помириться. Персефона, боясь за тушь, пошла на попятную:
— Хорошо, хорошо! Твоя взяла! Но с чего ты решил, что Йода круче Сноука? Ты ведь даже фильм еще не посмотрел.
— Душ родство ощущаю с ним я!
Персефона прикрыла глаза рукой, покачала головой и издала полный горести вопль:
— О, Зевс Громовержец! Внемли своей дочери!
Тут же в складках её туники зазвонил телефон.
— Алло, папочка?! Что говоришь? Можно было не кричать, а просто позвонить?! Да, глупо вышло. Стёкла потрескались?! Ого, это всё я?! Гера в ярости. Упс, милый прибавь-ка газу, а то разговаривать с мачехой в чистом поле несерьёзно! И небезопасно, — добавила она подумав.
В конце концов, они прибыли к людям. В конце пути четвёрка аидовых лошадей превратилась в «Бентли», туники в костюм и платье, соответствующее моменту. Аид настоявший, что вначале они пойдут в кино, а после поедут в гости к Деметре, был крайне счастлив. Честно говоря, богиня плодородия зятя недолюбливала. И как всякая добропорядочная тёща периодически напоминала об этом самым экзотическим образом. Поэтому готовясь к очередному «шедевру», Аид хотел сначала насладиться фильмом. Ну, или как пойдёт. А пошло с самого начала не очень.
Во-первых, через пару кресел от них сели две девицы, которые то пялились в телефоны, то стреляли глазками. Аид почувствовал, как ему в руку впиваются ногти Персефоны. Это они уже проходили. «Дорогая, как мне тебе доказать, что с этой нимфой мы просто друзья, — елейным голосом спрашивал он некоторое время назад у разъярённой супруги. Как?! Принеси мне её голову, — последовал ответ».
Через пару рядов сидел пацан, который комментировал каждое действие на экране, да так громко, что владыка подземного мира не выдержал и наслал на несчастного недоумка немоту. Попросту заклеил ему рот. В прямом смысле. Однако из-за хруста попкорна со всех сторон, ему пришлось заклеить рты всем сидящим и жующим рядом с ним. Тогда в кинозале началась паника. На экране началась паника. В фойе, куда выбегали разом онемевшие зрители тоже началась паника. Девушки, глядевшие в телефоны, переглянулись и стали что-то яростно печатать. Щелчком пальцев, Аид добавил им еще по пять пальцев на руках. Паники…не последовало. Несчастные просто стали печатать еще быстрее радостно повизгивая. Аид пожал плечами и вернулся к просмотру фильма. Люк Скайуокер отказывался от светового меча. Персефона скучала. Никто больше не досаждал. Аид улыбнулся и, сжав пальцы супруги, откинулся на кресле.
Фильм завершился, оставив после себя чувство неясной тревоги. Аид проклинал кинокомпанию «Дисней» выкупившую права, Персефона осталась равнодушна к его терзаниям. Ей хотелось сладкого и цветов. Возле кинотеатра крутились «скорые» развозя несчастных по больницам. Щелчком пальцев Аид вернул им естественный вид. Снова началась паника. Пришлось в спешке уезжать.
— И так каждый раз, когда мы с тобой отправляемся в кино, — вздохнув, с укором произнесла Персефона.
— Не я начал эту войну! – отпарировал Аид, ведя машину по ночному городу.
— Не ты, но ты мог бы помириться с мамой.
— А это здесь при чём?! – впал в ступор повелитель подземного мира, едва не потеряв управление от столь вопиющей смены темы разговора. За всё время, прожитое вместе, он так и не привык к такой манере разговора. Впрочем, это случалось редко и исключительно при приближении к границам владения Деметры.
— Ты меня вообще любишь?!
— Конечно, люблю! Воровал бы я тебя тогда, — хмыкнул Аид, но вышло неубедительно. Для Персефоны.
— А где тогда подарочки? И мороженого что-то захотелось. А может, еще в оперу сходим. Или в театр, на «Орфея и Эвридику». А еще хочу попробовать шаверму.
— А вот это без меня! – отрезал Аид. – Давай остановимся на классике – пиве и пицце.
— Давай, — вздохнула Персефона.
— Посмотри в бардачке, — неожиданно произнёс её муж.
Нахохлившаяся Персефона открыла бардачок и тут же взвизгнула от радости:
— Ой! Это мне?! А почему? Ой, какая прелесть! А можно я сейчас это надену?!
Получив утвердительный кивок, она тут же стала примерять сюрприз:
— Ты самый лучший муж!
— Угу.
— А мне идёт?
— Очень.
— А давай перекусим, а то так пиццы захотелось, страшное дело.
— Конечно дорогая, — сказал Аид с улыбкой…
Они ели пиццу запивая пивом, счастливо смеясь, ведь давным-давно поняли, что дело не в подарках, их ценности или частоте вручения. А в том, чтобы просыпаться вместе, дышать одним воздухом, идти к одной и той же цели. А для этого смотреть в одну и ту же сторону и безмерно уважать друг друга.
Независимо от времени и эпохи. Статуса или положения в обществе.
Всегда.

© Денис Пылев. Фэнтези. Юмор


spacer