Эллада. В отпуск! Из цикла «Однажды в Элладе»

— Мы отправляемся в отпуск! – тоном, не терпящим возражений, объявила за семейным обедом Гера. Зевс, в этот момент положивший в рот ложку супа с фрикадельками, понял, что одна из них только что подняла восстание и пошла не в то горло. Брызнувшими слезами он старался показать всю опасность ситуации, но Гера приняла их за слезы радости и умилилась. Только Афина, любимая дочка, разобравшись в ситуации, так огрела папу по спине ладонью, что разом избавившийся от предательского блюда Громовержец стал внимательно рассматривать стол, опасаясь, что выплюнул заодно и легкое.

— Спасибо, доченька! – проникновенно произнес он, но Афина, начисто лишенная чувства юмора, не почувствовав в словах отца иронии, лишь широко улыбнулась.

Есть больше не хотелось, особенно после малопонятного слова «отпуск»:

— Это как в Аид смотаться? – на всякий случай осторожно уточнил он.

— Что?! Нет! Отпуск — это место куда стремятся все смертные, ведомые путеводной звездой. И в основном летом, — добавила царица мечтательно. – Вот ты, Зюсик, когда был в отпуске последний раз?

— Спроси, когда я был там первый раз! – буркнул, обидевшись Зевс. – Дело ли нам, олимпийцам, уподобляться смертным. Еще, наверное, переться куда-то придется, — добавил он, подумав.

Но Геру уже понесло.

— Ах, этот отпуск! Смертные, Зюся, начинают готовиться к нему загодя. Где-то за полгода они оккупируют гимнасии[1] и бегают, бегают, бегают.

— Зачем?! – удивленно вскинул брови Громовержец.

— Приводят себя в форму, конечно же. Чтобы блистать на берегу моря подобно нам, богам.

— И как, – хмыкнул Зевс. – Получается?

— Ну-у, здесь мнения расходятся, — заюлила Гера. – Как говорится, на вкус и цвет…

— Да, да, — подхватил ее супруг. – Я слышал эту грустную историю! Чем еще моя жена меня поразит?!

— Смертные прибывают в изнеженной неге, поджаривая свои тела под благосклонным взглядом Гелиоса. А мы явим им свое совершенство.

— Звучит заманчиво, — задумчиво произнес Громовержец, похлопывая себя по начавшему проявляться животику. – Но стоять весь день на песке категорически отказываюсь. Так и знай!

— Ну что ты, милый, — залебезила Гера, почувствовав слабину. За века брака она прекрасно изучила своего супруга — если упрется, то никакие доводы, даже самые разумные, не помогут. – У нас будет развлекательная программа.

— Да?! И какая?

— Ну, я еще ее не составила, — тут богиня бросила выразительный взгляд на Афину, прося у падчерицы помощи. Обычно их отношения характеризовались «как кошка с собакой», но тут и Афине захотелось какого-то развлечения. Отвлечься от Сирии и Афганистана, побыть, в конце концов, женщиной. Поэтому она, стукнув копьем по полу, сказала на одном дыхании:

— Экскурсии, дегустации, аттракционы!

— Эй, эй, а ну не давить отца интеллектом! – возмутился Зевс, но задумался, что было хорошим знаком и дамы перешли в генеральное наступление.

— Будем ходить вечером по набережным, любоваться закатом, потягивать коктейли, осматривать достопримечательности, кататься на лодочках, пробовать разные вкусности, — Афина сделала паузу, чтобы набрать воздуха и эстафету подхватила Гера:

— Мы оденем все самое лучшее, и ты будешь ловить завистливые взгляды смертных, как и подобает повелителю богов и людей.

— Ну, ладно-ладно, уговорили! – отмахнулся Зевс, так как понял, что, несмотря на все уверения, дамы к беседе подготовились, а значит спорить себе дороже. – Только чемоданы собираете вы!

— Договорились! – взвизгнули богини и умчались с поразительной скоростью.

Спустя несколько часов Громовержец, осматривая гору чемоданов, сумочек и саквояжей, понял, что вновь попал в ловушку собственной беспечности. Будучи существами не только другого пола, но и образа мышления, обе богини набили вещами все, что только смогли, аргументируя это тем, что одевать в отпуске один и тот же хитон дважды – моветон. Зевс только скрипнул зубами и посмотрел в окно. Там нимфы запрягали пегаса в колесницу, в которую слуги начали грузить багаж.

— Забыл спросить главное, хотя подозреваю, что и на этот вопрос вы подготовили ответ.

— Спрашивай, папулечка! – просияла лицом Афина.

— Куда едем-то?!

— Болтала я как-то с Ифигенией[2], так она мне про Тавриду столько всякого нарассказывала!

— Ню-ню, — хмыкнул Зевс. – Ладно, чего сандалии простаивать. Загружайтесь!

 

Спустя пару мгновений боги оказались на месте.

— Ну и где это мы? – повернулся к своим спутницам громовержец.

— По идее, это Керкинитида, — пробубнила, нахохлившись Афина, оглядывая совершенно незнакомое ей место.

— Комната нужна? – спросила невесть как оказавшаяся рядом смертная преклонного возраста.

— Комната?! – удивился Зевс.

— Она, родимый. Где ж ты жить-то будешь?! – сметливая бабка уже поняла, что интуристы в ситуации разобрались слабо, а значит пора ковать железо, не отходя от автовокзала.

— В комнате?! – пунцовая краска стала заливать лицо олимпийца, а на небе сразу же стали собираться тучи, потянуло сыростью.

— Тьфу ты, — скоро перекрестилась бабка. – Опять питерские припожаловали! Вечно слякоть свою сюда тащють!

И бодро уковыляла в сторону высыпавших из автобуса отдыхающих. Пока Гера успокаивала супруга, Афина с помощью таксиста выяснила где находится гостиница и, одарив смертного поцелуем, велела доставить их на место. Однако таксист с видом «меня и не такие богини целовали» потребовал денег. Теперь вспылила воительница, и уже примеривалась как расквасит нос наглому смертному, когда Гера всех успокоила, выудив из воздуха пачку банкнот.

— Не знаю, как вы, а я в банке загодя побывала.

Добравшись до гостиницы и заселившись, олимпийцы вышли на балкон номера:

— Не так уж все и плохо. – Прокомментировала начало дня Гера. – От смертных я ожидала худшего.

— Подожди, все еще впереди, — буркнул хмурый Зевс, но женщины, зная его характер, не расстроились. Олимпиец был хмурым большую часть года, и следовало стимулировать его хорошее настроение разными приятными мелочами вроде вкусной еды, зрелищных представлений и активной подпитки его ЧСД.

To be continued…

[1] Гимна́сий — воспитательно-образовательное учреждение в Древней Греции. В гимнасии сочетались элементы общеобразовательного курса (обучение чтению и письму) с интенсивным курсом физической подготовки.

[2] Героиня трагедии Еврипида «Ифигения в Тавриде» (412 г. до н.э.). Богиня Артемида унесла И. со своего жертвенного алтаря и перенесла на облаке в Тавриду, где царь Фоант делает ее жрицей в храме богини-охотницы. И. должна приносить в жертву всех эллинов, попавших в страну тавридов. Героиня видит сон, в котором ей сообщается, что под ее жертвенный нож попадет человек, родной по крови. К ней приводят двух греков, в одном из которых она узнает брата Ореста. И. устраивает побег ему и его другу Пиладу и сама бежит с ними на корабль. Но морская буря не позволяет им отплыть. Царь Фоант готовится предать героиню смерти за измену, но Афина приказывает ему отпустить ее, чтобы она стала жрицей в афинском храме Артемиды.

© Денис Пылев. Фэнтези. Юмор pyleff.ru
#Денис_Пылев #Однажды_в_Элладе #ирония #юмор #мифы #байки #истории


spacer