Паола. Книга 2. Сияние. Глава 11

— Нашел! Я нашел, представляешь?!
С этими словами Джироламо ворвался к Паоле спустя два дня после неудачно проведенных переговоров. Вампирша только закончила завтрак и ждала прислугу. Сказать, что профессор был возбужден и буквально лучился энергией, было бы сильным преуменьшением. Впрочем, его заразительный энтузиазм подействовал и на вампиршу. Хандра, в которой она пребывала эти два дня, моментально улетучилась. Тем временем профессор стал расстилать на столе какой-то поеденный мышами и жучками свиток, от которого буквально веяло древностью.
— Нашел! Ну разве я не молодец!
— Будете молодцом, если перестанете излучать оптимизм и начнете объяснять все по порядку.
— Да-да! Смотрите, — Джироламо придавил края свитка столовыми приборами, оставшимися после завтрака. Вот здесь были основаны первые поселения, когда началась массовая колонизация островов. Но, как мы знаем, островитяне строили свои храмы вдали от жилища. Поэтому храм оказался в стороне от основных путей сообщения, — в конце концов профессор не выдержал и жестом завоевателя ткнул пальцем в карту, изображенную в центре свитка.
— А что там сейчас?
— Это-то и самое интересное во всей этой истории, госпожа Аэдаль, — профессор сделал паузу, и Паола пододвинула к нему стоявший перед нею кувшин с вином,. Благодарно кивнув, Джироламо сделал несколько быстрых глотков и ,переведя дыхание, снова приступил к пояснениям.
— Город продолжал расширять свои границы, и некогда отдаленное сакральное место попало в черту города. Храм был фактически разрушен , так как не представлял никакого интереса для исследователей в старые времена, , а на его месте построили еще что-то.
— Не томите же , профессор! — взмолилась вампирша. – Что это за место?!
— Я сравнил чертежи и выяснил, что это место скорее всего находится на площади Головорезов.
— Странное название, не находишь?!
— Пожив в Алманнажаре, уже не нахожу, — позволил себе усмешку Джироламо. – но ,переходя к сути, могу сказать, что скорее всего храм инуи-гара находится ниже поверхности.
— И как же нам туда попасть? Нельзя же начинать раскопки прямо посреди площади и ожидать, что всех обрадует подобное развлечение!
— Смею предположить, госпожа, что единственный способ проникнуть в заброшенный храм — это спуститься в канализацию.
— Ни слова больше! – воскликнула вампирша. – Я еще в человеческом дерьме не ползала.
— Но…
— Ладно, ладно, Джироламо, это я так, ворчу. Мне очень нужно попасть в этот храм, так что придется одеться попроще и заказать ванну заранее.
Неожиданно ,впервые с момента их знакомства, профессор рассмеялся. И это было так непривычно, что Паола ,удивленно вскинув брови, уставилась на собеседника:
— Прошу прощения, моя госпожа! Вы выглядели так уморительно, что я позволил себе секундное удовольствие наблюдать за вашей мимикой. Хочу вас обрадовать и сказать, что в той части города проложена новая система канализационных труб. Мы же с вами воспользуемся старой, которая давным-давно пересохла. Говорят, в ней прячутся всякого рода сомнительные личности и чудовища. Но, на мой взгляд, это просто детские страшилки.
Паола для вида нахмурилась, а затем ,не выдержав ,тоже засмеялась.
— А вы, профессор, тот еще затейник, — усмехнулась вампирша ,про себя отмечая, как быстро люди возвращаются к былому состоянию, даже пройдя через огонь , воду и душевные муки. Еще пару дней назад никто бы не сказал, что перед ними заслуженный преподаватель, а уже сегодня хоть перед студентами выступай. Возможно ,после грядущих приключений, он еще и книжку напишет. На миг ей стало не по себе. – Ну что ,готовьтесь тогда к приключениям.
— Думаю, что моя жизнь после них вновь вернется в нормальное состояние. Надеюсь, я вернусь к преподаванию.
— Будете вещать детям о способах выживания на дне?!
— А почему бы и нет. Говорить о том, чего не знаешь, считаю преступным. А здесь вся информация будет из первых, так сказать, рук.
— Хорошо, тогда готовьтесь, профессор. Завтра и отправимся.
Расставшись с Джироламо, Паола подумывала о том, что бы перекусить, как в дверь тихонько постучали. По манере стучать_ она сразу узнала Милицу.
— Войдите.
Бочком в комнату протиснулась хозяйка «Бараньего бока» со смущенной улыбкой на лице:
-Я хотела спросить, что вы будете на обед ,и невольно услышала, как вы говорите с этим человеком.
— То есть подслушивала?!
— Ну что вы ,госпожа, я честная девушка! – возмутилась Милица. – Просто вы громко говорили. Я поняла, что вы хотите найти древний храм той Саргор?!
— Так и есть.
— Тот ,который искал отец?
— И снова в точку. Да, его я и ищу.
— Угу, — девушка думала так «громко», что казалось, вампирша слышит, как мысли в ее голове скрипят ,прокручиваясь. – Думаете найти там богатства?!
— О, нет! Надеюсь их там не будет, — засмеялась Паола. – Меня интересуют совсем другие вещи, которые сделают меня много счастливей, чем простые камни или монеты.
— Я вам так завидую, госпожа Аэдаль! – воскликнула девушка, сжав кулачки перед грудью. – Вы всюду путешествуете, все видите. Как мне хочется быть похожей на вас!
— О, поверь, моя дорогая! Будь у меня выбор, я бы с радостью поменялась с тобой местами. Там, где ты видишь романтику, я вижу смертельные опасности и зачастую ненужный риск. Многократно на моем пути попадались люди, готовые воткнуть в меня нож, просто оттого, что я оказалась на их пути и в кармане у меня лежит пара медяков. Не один раз под дождем и снегом _ я мечтала о подобной таверне, где подавали бы рыбные блюда и крепкое пиво, а в зале горел бы огромный очаг, согревая всех холодными зимними вечерами. Мы обе мечтаем о пути, выбранном не нами, в душе понимая, что находимся на своих местах.
Образовавшуюся паузу внезапно прервала Милица ,сказав:
— Убийства пока что прекратились, но люди с ужасом думают, что убийца просто отдыхает от своих кровавых утех.
— Посмотрим, что будет еще через пару дней. Может, они пошли плавать и все утонули, — с усмешкой обронила вампирша. – В любом случае, нет худа без добра.
Однако про себя Паола думала о том, что зараза исчадий так просто не пройдет и нужен огонь пожарче, чтобы выжечь ее дотла. Возможно, после того_ как она разберется с первоочередной задачей, настанет время для решения и этой проблемы. Не хотелось бы оставлять у себя за спиной этих тварей. Если они закрепятся на этом плацдарме, выбить их будет в сотни раз сложней. Но вначале подземелья и осколок.
***
Путь к площади Головорезов_ занял достаточно времени для того , чтобы Паола запечатлела в памяти городские виды ,от которых раньше она пришла бы в ужас. Но долгое пребывание среди последышей сделало ее терпимей к такого рода проявлению их сущности. То, что во всех городах людей значительное место занимали трущобы, где жила наиболее бедная часть общества и процветала преступность, перестало удивлять. Но казалось, Алманнажар собрался бросить вызов тому утверждению. Те кривые _узкие улочки и заканчивающиеся тупиками переулки, через которые они прошли, забитые нечистотами и грязью, источали тоску и отчаяние. На миг вампирше показалось, что люди, населяющие подобные районы, даже не заметят смены правителя или власти в целом. Им все равно, правит ли государством король , разбойник ли, надевший на себя корону свергнутого предшественника. И если исчадия не убьют всех сразу, оставшиеся не сумеют понять разницу.
Джироламо наоборот, приободренный, двигался легко, несмотря на возраст, вес и пройденное расстояние. Он пришел в назначенное время с целым мешком какого-то бандитского инструментария и вообще с самого начала задавал хороший темп, вновь удивив Паолу. По его подсчетам ,внутрь можно было попасть через систему слива и водоотведения, которая не работала с незапамятных времен. Пару таких точек проникновения он и обозначил на плане. Единственное, о чем он предупредил честно, это то, что местные бандиты совершенно не склонны выпускать чужаков живыми со своих территорий.
— Тем хуже для них, — буркнула Паола ,у которой в это время активизировалась щекотка. «Значит путь выбран правильный, — подумала она про себя, но вслух сказала совершенно иное».
Отдельно взятые темные личности ,встречающиеся через определенные промежутки времени, вызывали заслуженные опасения. Вампирша почувствовала, что на них началась охота ,и сообщила об этом профессору. Тот не на шутку струхнул, но старался держаться уверенно и продолжал путь, сжимая в кулаке рукоять небольшого ножа. Скорее для самоуспокоения, чем для реальной самозащиты. По мнению самой Паолы, пусть хоть за копье держится,если его это успокаивает, лишь бы вывел ее к цели.
Тем временем улочка, по которой они двигались, сделала весьма крутой поворот и неожиданно вывела на небольшую площадь. Такую ,как ее и описывал профессор. Место было малоприятным. Словно само название довлело над ним, делая обязательным все те ужасы, что о нем рассказывали особо впечатлительные личности. Был довольно поздний час , и людей на площади было немного: какие-то жонглеры, выглядевшие так ,словно мучились с похмелья, несколько торговцев разным барахлом, менял и лоточников. Но эта человеческая масса производила столько шума, как средних размеров птичий базар.
— Куда нам дальше?! – одними губами спросила вампирша, одновременно взглядом выискивая точки проникновения в канализационную систему.
— Теперь по улочке Блохастой Собаки.
— Просто прекрасно. А почему не назвали «улочкой Вшивого Пса»?! Тоже неплохо звучит.
— Поверьте, я и сам не предполагаю, откуда взялось сие название. Надо бы спросить у местных жителей.
— Лучше не надо.
— Думаете?!
— Уверена. Не стоит привлекать внимание дурацкими вопросами. Боюсь , местные подумают, что вы, профессор, как минимум безумны, и запрут вас в ближайшей тюрьме. Лет ,эдак ,на сто. Чтоб наверняка. Или просто наваляют вам так, что вы сами откинете ноги во-он в той грязной канаве, пытаясь удержать свои потроха.
Вот так за непринужденной беседой они и прошли площадь Головорезов. Паола почувствовала на себе несколько взглядов, некоторые были откровенно враждебными.
А некоторые…. В общем ,она подгоняла Джироламо, и в конце концов они нашли искомое. На краю мостовой был железный люк , на котором образовался изрядный слой ржавчины. Видимо, он не заинтересовал добытчиков, иначе бы его судьба решилась в одночасье. Оглядевшись по сторонам, Паола прихватила своего спутника под руку и прошла дальше:
— Не стоит делать это прямо сейчас, профессор. Наверняка это дело сложней, чем кажется. Я могу и ошибиться, но мне кажется, что заброшенная канализация может оказаться не такой и заброшенной.
— В каком смысле?! – искренне удивился тот.
Теперь пришла вампирше очередь удивляться.
— Вы, как я посмотрю, уже успели позабыть, что не далее ,как несколько дней назад, город терроризировали какие-то твари, потрошившие своих жертв и к тому же не оставлявшие следов?! Что с вашей памятью?!
Профессор заметно сник и стоял, переминаясь с ноги на ногу, глядя виноватыми глазами на своего нанимателя:
— Прошу простить меня, госпожа Аэдаль. Я ,как всякий человек науки, склонен забывать об элементарных вещах перед лицом научного открытия.
— А, то есть ,вы уже не третьесортный уличный бандит, а человек науки?! – не отказала себе в удовольствии поддеть напарника Паола. Но тот не обиделся, наоборот, с неподдельной благодарностью ответил ей:
— Моя госпожа, я на самом деле в безмерном долгу перед вами, и не проходит и дня, чтобы я не переставал возносить вам благодарности за нашу встречу на кладбище. Вы вернули мне не просто свободу от ужасного долгового рабства, в котором я находился, но и благодаря вам у меня появилось дело, которое как нельзя лучше подходит к моим профессиональным навыкам. От меня отвернулись в одночасье все коллеги и друзья, никто из них не захотел мне помочь. Но вот появляетесь вы -и моя жизнь снова делает крутой поворот. Надеюсь, что свою следующую работу_ я посвящу вам. Если, конечно, мы переживем это приключение, — добавил он спустя мгновение.
— Прекрасная речь, профессор, — высказалась Паола, и то, с каким чувством человек произнес это , не оставило ее равнодушной. – А теперь давайте вернемся в гостиницу и подготовимся к вылазке.
Остаток дня Паола провела в своем номере, занимаясь чисткой оружия и подгонкой купленной на заказ одежды. Она решила, что идти в подземелья в платье или уже довольно потрепанной одежде будет слишком безрассудно. Поэтому в просветах хандры она добралась до мастерских и все-таки заказала себе короткую кожаную куртку с перевязью для тьяги и несколькими кармашками специально для марипозарий и прочей полезной мелочевки. Сапоги с подошвой из толстой кожи и брюки дополнили гардероб. Примеряя одежду, она подпрыгивала, приседала, крутила тьягой, но обработанная специальным составом кожа не скрипела и сидела как влитая. За всеми приготовлениями она и не заметила, как на Алманнажар опустились сумерки. В дверь постучали, но вампирша по запаху уже знала, что за ней стоит Джироламо. Профессор тоже не терял даром времени. Его одежда отличалась определенным практицизмом: плотная куртка, брюки, заправленные в высокие сапоги, и легкомысленная шляпа. За спиной у него висел небольшой полупустой рюкзак.
— Это-то вам зачем?! – Паола указала на головной убор. – Мы же в подвал собираемся спуститься, а не в джунгли.
— Всегда хотел именно такую, — Джироламо с любовью пригладил шляпу и вновь водрузил ее на голову. – В ней я похож на настоящего искателя приключений. К тому же не переношу, когда насекомые падают за шиворот.
— Хорошо. Что у вас с оружием?
Профессор не удивился вопросу и продемонстрировал дубинку, в оголовье которой был залит свинец, судя по запаху. Такая неопасная с виду деревяшка опускалась с силой молота, поэтому ее так и любили разного рода проходимцы.
— Не буду спрашивать, где вы ее взяли, профессор. Могу лишь пожелать не выбрасывать эту вещь по возвращении к нормальной жизни, вдруг пригодится.
Про себя Паола вела ожесточенный спор о том, брать ли Джироламо с собой или нет. Поход не обещал быть легким и безопасным, но знания профессора могли выручить их там, где не помогла бы ее сила и умение владеть оружием. В конце концов она решила, что не даст ему соваться в самое пекло, если таковое разверзнется у них на пути. И поставит ему важнейшую задачу по охране тылов и координации действий. Обсуждаемый субъект в это время расстелил на столе свиток, придавив его марипозариями , и начал вещать:
— Я снова просмотрел старую карту и пришел к выводу, что в системе старых тоннелей можно укрыться огромному числу желающих. Судя по чертежам, их высота позволит людям идти в полный рост, а новые тоннели сделаны уже под обслуживающих их нелюдей и, следовательно, значительно ниже. Нам пришлось бы ползти в них на карачках.
— Ни слова больше, профессор, — от описанной картины вампиршу аж передернуло. – Мы идем в старые тоннели, и мне этого достаточно. К тому же, по вашим словам, они и так заброшены.
Кроме всего прочего вампирша настояла, чтобы Джироламо заготовил достаточное количество факелов, чтобы не блуждать впотьмах по заброшенным трубам, ориентируясь на ее голос. Ей самой свет был не нужен, но выдавать себя из-за такой мелочи было глупо, как минимум. Когда последние приготовления были окончены, Паола еще раз придирчиво осмотрела «боевой» костюм своего напарника. Покачав мысленно головой, она попыталась принять тот факт, что ей придется постоянно отвлекаться на профессора, а это могло стоить им обоим жизни. Но потом махнула рукой и ,улыбнувшись, бросила:
— Выдвигаемся!
Их маленький отряд без происшествий проделал весь маршрут до выбранной ими утром точки проникновения. Но теперь оставалось решить задачу взлома решетки, запирающей проход. Вампирша могла постараться вырвать железные прутья из пазов, но это, как свет маяка, тут же привлекло бы внимание к ее неженской силе.
— Профессор , мне кажется, я что-то услышала. Пройдите в ту сторону пару десятков шагов и возвращайтесь, а я здесь немного поколдую.
Как только _ Джироламо отвел глаза от решетки и прошел вглубь улицы, вампирша, схватив решетку двумя руками, потянула ее на себя. Спина выгнулась горбом, руки ,казалось, сейчас вырвутся из тела, перед глазами поплыли цветные круги, но один рывок решил их дальнейшую судьбу. Осторожно положив решетку, как раз в тот момент, когда вернулся профессор, она сделала приглашающий жест и спрыгнула внутрь. Первое впечатление — она попала в хранилище старых_ нестираных портков ( которые вдобавок настаивались некоторое время). К этому примешивались еще какие-то незнакомые ей запахи. Но опасности пока она не улавливала.
Тем временем с кряхтеньем вниз спустился профессор. Его прыжок в самом конце сорвался, и Джироламо рухнул ,как мешок с овсом. Кряхтя и отряхиваясь, он поднялся, надеясь, что в темноте не видно его лица.
— Это было…эпично, — не удержалась от колкости Паола, сполна насладившись выражением отчаяния на лице своего спутника. На секунду в памяти всплыло лицо Хоука и запоздалая мысль, что мальчишка все сделал бы как надо. Она загнала ее как можно глубже, злясь, что позволила себе сейчас отвлечься. – Осторожней, — рыкнула она грубо, хотя и понимала, что немолодому уже профессору далеко до мальчишки с его каждодневными тренировками. – Не стоит привлекать к себе внимание раньше времени.
Вспыхнувший факел осветил участок кладки ,и уже по состоянию кирпичей вампирша сделала вывод, что их ждет встреча с прошлым. Особый антураж придавала густая паутина, некоторое количество мусора и постоянный шорох и писк.
— Осторожно ,профессор, здесь могут быть крысы. – шепнула Паола, с удовольствием отмечая, как Джироламо передернуло.
— Ненавижу мерзких тварей! – буркнул он в ответ, нервно водя факелом, будто пытаясь найти предмет разговора и высказать свое к нему отношение прямо в глаза.
Паола же прекрасно видела, как снуют маленькие бестии, но не стала дальше испытывать крепость нервов напарника и просто продолжала идти дальше. Вскоре канализация стала уходить все ниже, стали появляться разветвления, и она посмотрела на профессора. Тот без слов понял, что от него требуется , и потянул из сумки чертеж, сделанный по старым планам. Разложив прямо на замшелых камнях карту, он стал водить по ней пальцем , пытаясь определить их местоположение и выяснить дальнейший путь. Но Паола про себя уже чувствовала направление – стоило ей повернуть вправо, как щекотка внизу живота ,словно проснувшийся кот, выпускала коготки.
— По моим ощущениям, профессор, нам нужно двигаться сюда, — вампирша показала вправо. –Что говорит карта?
— А карта нам говорит, — растягивая слова , будто на лекции , произнес Джироламо, — что здесь должен быть тупик.
— И все же, думаю, стоит сделать небольшой крюк. Это не отнимет у нас много времени.
На том и порешили. Уйдя с центрального прохода, они продолжили движение, но теперь двигаться приходилось с осторожностью, так проход сильно сузился , и мусора под ногами тоже стало значительно больше.
— Скажите мне , профессор, — внезапно нарушил тишину громкий шепот вампирши. – По-вашему, как можно классифицировать инуи-гара?! Взвесив все плюсы и минусы, что мы получим в сухом остатке?
— А почему вы спрашиваете об том сейчас, моя госпожа?
— Скажу так – у меня были на это свои причины. Но обязуюсь чуть позже все вам рассказать, а сейчас хотела бы услышать ваше непредвзятое мнение.
— Ну что ж, — Джироламо пожал плечами и продолжил двигаться вперед. При соприкосновении с пламенем факела наиболее густые заросли паутины вспыхивали. – На мой взгляд , музы, как принято их называть в более позднее время, это нечто среднее между вампирами и прислужниками Светлых сил. Они сродни оборотням,поэтому они подвержены трансформации в зависимости от фазы Луны и изменению основных заложенных в них концепций поведения. В случае с инуи-гара все немного сложнее. Мы имеем дело не просто с машиной, жрущей и терзающей все налево и направо, а с существами, что подпитывают себя, даря вдохновение или удачу. Больше удачи – лучше питание, так бы я сказал. Но будучи человеком, которому в случае снизошедшей на него благодати придется в конце концов умереть, я отнесся б, как минимум ,настороженно. А еще лучше ,избежал бы ,по возможности, столь пристального внимания сверхъестественных сил к моей скромной персоне. Ведь из всех творений, живущих на Зидии, лишь мы отличаемся краткостью отпущенного нам срока существования. И это накладывает определенные ограничения.
— Браво , профессор, вы только что усугубили мои сомнения. Но речь мне понравилась, посмотрим, что сможем сделать в ближайшее время, — с этими словами Паола коснулась стены , преграждающей дальнейший путь. Внезапно рука с легкостью провалилась в камень, и вампирша зло осклабилась:
— Иллюзия! Я нечто подобное и ожидала. Пойдемте , профессор, — она протянула руку и, схватив Джироламо за предплечье , втянула его за собой в толщу камня, который на поверку оказался еще одним коридором. В отличие от большей части уже пройденного пути, этот участок оказался более-менее ухоженным. Паола видела следы чьих-то ног, а стоило им пройти немного, как на стенах появились факелы , и обнаружились свидетельства пребывания неизвестных существ. Паола против воли ощерилась, она уже чуяла неприятности.
— Держитесь за мной, профессор, и я знаю, что прошу почти невозможного, но постарайтесь не сильно удивляться и главное -не паниковать.
— Ничего не обещаю, — неожиданно дрожащим голосом произнес Джироламо, обхватив свой мешок так, словно он мог бы его спасти в случае беды.
— Надеюсь, обойдется, — шепнула Паола, хотя и понимала, что одними словами тревогу у человека не снять. Больше не оглядываясь, она двинулась вперед, сама ,как вестник беды. Щекотка в животе стала практически невыносимой, и огарок в потайном кармашке стал нагреваться, но вампирша сосредоточилась на текущей ситуации и фактически не ощущала сигналов от даров Саргор. Готовность к неминуемой схватке, что уже разливалась по венам ядовитым огнем, подстегивала ее чувства. Она уже чувствовала, как колдовское пламя стремится охватить кисти рук, чтобы обратиться смертоносными клинками. Но контроль над своим даром с веками стал безупречным, поэтому человек ,находясь всего в паре шагов, ничего не почувствовал. Зато , скорее всего, почувствовали хозяева этого места.
Где-то вдали зародился низкий хрипящий вой, отскакивая от стен, ударил по ушам почти осязаемой волной звука. Краем глаза вампирша заметила, как покачнулся человек, чья решимость двигаться следом за ней таяла на глазах. Не оборачиваясь , она кивнула ему:
— Не пугайтесь, профессор, это так, страшилка для самых трусливых. Для большинства простого люда этого бы хватило, чтобы детям своим заповедовать сюда соваться. Но мы-то с вами из другого теста!
— Вы – да! А мне вот уже хочется оказаться где-нибудь за океаном. Причем, чем скорее, тем лучше!
— Ну-ну, не стоит так себя принижать, друг мой! Вы все еще со мной, а это о многом мне говорит.
— Мне всегда казался смешным тот факт, будто мужчина обязательно должен совершить во имя женщины какой-нибудь бессмысленный подвиг! – проклацал Джироламо.
— Ну-у, это вы зря, профессор, — улыбнулась уголками рта Паола. – Вот вы уже произвели на меня впечатление, а это, поверьте , нелегко. До вас это удавалось только одному человеку.
— Наверное, он был совершенно выдающимся человеком?
— Да нет, обычный мальчишка. Только хорошо владеющий оружием, — к напряжению добавилась злость от того, что память именно сейчас подкинула ей образ Хоука , пронзенного мечом. На миг она ослабила контроль , и волшебное пламя стало облизывать ее руки. Это заметил ее спутник, но, будучи человеком воспитанным, Джироламо промолчал, за что Паола была ему благодарна.
Хозяева подземного жилища обнаружили, что в их доме появились незваные гости, а значит пришло время уборки. Из дальнего коридора выметнулись два сгустка тени и понеслись прямо на вторгшихся. При свете факелов стали видны когти и… когти. По мере их приближения стало ясно, кто потрошил жителей города наверху. На мордах, которые когда-то принадлежали то ли людям, то ли эльфам, то ли вампирам_ читалась чистая, ничем не замутненная ярость. А еще безумие. Но это не отменяло того, что незнакомые чудища неслись по стенам, начисто игнорируя пол. Раздраженно фыркнув, Паола шагнула вперед и , словно освобождаясь из плена, призвала Когти. Раскинув руки так, чтобы они контролировали всю ширину прохода, она кинулась на самого проворного, но в последний момент сменила траекторию и полоснула когтями ничего не сообразившего «напарника». Как только тело в корчах рухнуло на пол, вампирша переключилась на оставшегося. Отбив неуклюжий, но сильный удар, она ответила, пронзив грудь правым комплектом когтей и вырвав их в брызгах бесцветного ихора, отсекла ногу в колене. Издав тонкий _протяжный крик неизвестное ей существо мелко задрожало и рухнуло навзничь, дернувшись пару раз, оно испустило свой дух.
Колдовство, скрывавшее своих носителей с их смертью, рассеялось , и стали видны тела атаковавших. Более всего они напоминали мумий, сохранивших способность передвигаться и отрастивших изрядные когти. Сплюснутая с боков голова_ с вытянутым черепом, большие , подернутые к этому моменту пеленой смерти глаза , в которых плескался мрак. Ноги неизвестных были непропорционально коротки и также вооружены изрядными когтями, что, однако, не мешало им развивать бешеную скорость. Присмотревшись, Паола с удивлением отметила , что существа были бесполыми, следовательно, это результат магического вмешательства, или их вырастили с помощью магии гомункулы.
— Что скажете, профессор? – обратилась она к Джироламо, который стоял ни жив_ ни мертв, вжавшись в стену так, словно хотел с ней слиться. – Эй, все в порядке! Думаю, это цепные псы и вряд ли мы еще таких встретим.
— Думаете?
— Уверена! Ну ,так что можете сказать.
— Я не биолог, но и базового курса достаточно, чтобы сказать – эти твари никогда не жили ни на островах, ни на материке. Это… это… какое-то колдовство!
— Согласна с вами, мой друг! Тем не менее, отступать уже поздно, вскоре хозяева поймут, что с «собачками» что-то случилось, и пустятся по следу. А мы тем временем пойдем дальше. Вы готовы?!
— Я? Нет! Но понимаю, что выбор у меня невелик, так что я с вами.
Паола обратила внимание, что Джироламо ни словом не обмолвился о ее собственных талантах, что было ,скорее, добрым знаком. Не хотелось сейчас раскрывать все карты, к тому же за ними могли следить. Дальше коридор , по которому они двигались, сделал резкий поворот , и вот декорации поменялись , вампирша с профессором попали в другой мир. Здесь стены украшала тонкая резьба, а количество света позволяло рассмотреть все в мельчайших подробностях. Чем не преминул воспользоваться теперь бывший бандит. Профессор едва ли не носом уткнулся в стену и рассматривал творения давно минувшей эпохи, в то время как вампирша стала беспокоиться о хозяевах этих подземелий. Времени с их вторжения прошло уже изрядно, а кроме броска пары сторожевых чудищ, реакции не последовало. Это было как-то неправильно, а значит- крайне опасно.
Бросив косой взгляд на предмет увлеченного исследования Джироламо, Паола отметила искусную резьбу по камню, на котором были изображены различные существа, доселе невиданные ею, умело вплетенные в цветочно-травянистый узор. Путники и не заметили, как попали в храм, вернее , его преддверие. Кругом запустение. Небольшой центральный неф был полон битого кирпича и потускневшего от времени стекла. Жаровни, в которых некогда ярилось пламя ,были опрокинуты и отброшены в сторону от первоначального расположения, будто некая сила изливала на них свою мощь. Но сам алтарь , судя по всему ,не пострадал ,и теперь вампирша осторожно двигалась к нему, лавируя между кучами битого облицовочного камня.
В движении_ она пыталась понять, как связана свеча, переданная ей Саргор , и это место. А еще каким образом богиня передаст ей необходимые знания о Кристалле Ночи.
— Смотрите, братья! – раздался искаженный голос, лившийся ,казалось, со всех сторон. – Человеческие отбросы вновь почтили нас своим присутствием. Как мило с их стороны.
Джироламо , взвизгнув, бросился к ней, спотыкаясь и разбрасывая во все стороны камни и мусор. Не удержавшись на ногах, он рухнул, проехав остаток пути на животе. Вскочил, и тут силы окончательно оставили его. Профессор барахтался у вампирши в ногах, пока та не схватила его за шиворот и не усадила на крупный обломок колонны. В опустевший храм муз входили его нынешние хозяева.
Иногда до Синкраэталь долетали слухи об измененных сородичах, особенно в первые века после Падения. Говорили, что под действием отчаяния , помноженного на безумие, плоть вампиров изменялась, превращая своего носителя в чудовище ,обуянное дикой жаждой. Но как выглядели те несчастные, Паола до сегодняшнего дня не представляла. Теперь она смогла воочию наблюдать деградировавших сородичей. Некогда сильные _гибкие тела искажала невидимая болезнь, которая в первую очередь меняла их облик. Кожа падших напоминала чешую, покрытую сочащимся гноем и струпьями. Челюсти, выдававшиеся теперь вперед, как будто состояли из клыков. Двигались они подобно гиенам сильно припадая на скрюченные ноги, больше похожие на лапы. Оружия они не держали, по крайней мере ,на виду, хотя зачем сталь тем, кто одним видом внушает ужас.
— Пища сама идет, чтобы утолить нашу жажду, — проскрипел ,по-видимому, главный, так как единственный из всех не снял капюшон, под которым ,несмотря на яркое освещение в храме, продолжала плескаться мгла. Но вот он повернулся и взглянул на вампиршу, в этот короткий миг она и увидела зеленые огоньки его глаз.
«Проклятье! – подумала про себя Паола. – Все еще хуже, чем я предполагала. Намного хуже».
— Я так понимаю , по-хорошему договориться с вами не удастся, — процедила она.
— Смотрите, братья – еда разговаривает, да еще и столь нагло. Схватить их!
В тот же миг тьяга с шипением покинула ножны , и первый попавший в радиус ее действий отлетел назад , истошно вереща. Второго и третьего она полоснула по рукам и торсу, после чего отошла назад к Джироламо, которого била крупная дрожь. Боевой запал одичавших вампиров немного остыл, и они повернулись к своему вожаку. Но Паола , которую воротило от запаха, источаемого бывшими сородичами, уже входила в боевой раж. «Это» не могло существовать, даже спустя столько столетий после павшего величия ее клан, ее семья, сохранили былое величие. Но те , что сейчас бесновались перед ней, давным-давно позабыли о том, кто они, став просто кровожадными безумными тварями. Одной рукой она нащупала прощальный подарок Гвидо, схожий с засохшей грушей.
— Кто ты, еда?! – спросил вожак. – Ты не человек!
— Очень наблюдательный, — прорычала Паола. – Я та, кем вы могли стать, но выбрали иной путь. Я -ваши упущенные возможности, — тьяга смотрела в лицо, скрытое под капюшоном. – Если бы ваши мозги не превратились в труху, вы бы узнали этот клинок. Вы бы узнали сестру….
Быстрым движением она вбросила тьягу в ножны и призвала давно сдерживаемые Когти.
— Я Паола грасс Ит’хор, из клана Ит’хор.
— Убейте ее сейчас же! – завопил вожак , и вампиры бросились вперед, словно стая кровожадных псов.
Следующие несколько минут обернулись настоящей мясорубкой. Кем бы она ни была, но ярость, вливавшаяся в вены Паолы, превратила ее в настоящего берсеркера. Никогда в своей жизни она не двигалась с такой скоростью, превращая бывших собратьев в груды зловонного мяса, пока последний из них не пал. Осмотревшись , она заметила, что нигде не видно вожака.
— Он сбежал, — подал голос профессор, который дрожал намного меньше, но смотрел на нее, как на некое диво. – Туда!
Кивнув ему, вампирша бросилась по следу. Бежать было легко, вскоре она услышала звуки шагов и какую-то возню. Ускорившись, Паола влетела в небольшой зал и сразу же ощетинилась Когтями. Перед ней стоял более не скрытый плащом с капюшоном вожак. Вампирша сразу поняла, что он и являлся источником заразы , извратившей ее собратьев. Опыт «общения» с исчадиями на материке_ подсказал ей, что разговаривать с этим бесполезно, и она молча атаковала. То, что когда-то было вампиром, превратилось в исступленное чудовище. Непонятно, как долго он скрывал свое извращенное естество от своих, но его изменения зашли очень далеко. Он лишь отдаленно напоминал живое существо, став чем-то наподобие неупокоенного, только с мутациями , не свойственными существам из этого мира.
Срывая остатки одежды, наружу рвались щупальца, каждое из которых оканчивалось острым когтем. Пасть раскрывалась отвратительными лепестками, с которых на пол капали густые капли то ли яда, то ли нейротоксина. Но самым отвратительным было само тело, под кожей которого , казалось, жили десятки других существ, жаждущих вырваться на волю. И все это освещалось гнилостной зеленью, лившейся из глаз. Первая атака не увенчалась успехом, так как неожиданно главарь передвигался с небывалой скоростью, а его щупальца бесконечно атаковали, живя собственной жизнью. Первый же коготь с легкостью распорол кожу на ее плече, его сразу охватил пожар попавших в кровь токсинов. Паола взревела, отсекая пару щупалец за раз, но подобраться ближе не смогла, так как, понимая свою уязвимость, враг не давал ей подобраться на расстояние вытянутой руки. Тварь издала мерзкий смешок, сместившись в сторону, и внезапным прыжком оказалась на потолке ,с которого обрушилась на вампиршу водопадом щупалец и измененной плоти.
Когти проредили целую просеку в этих мандровых зарослях , но основная масса придавила ее к полу и тут же, обвив ее со всех сторон, щупальца притянули руки к туловищу, и Паоле пришлось приложить неимоверные усилия, но тщетно. Тварь оказалась фантастически сильной, и это объяснялось союзом с Бездной. Ни одно другое существо не смогло бы с такой легкостью обездвижить ее. Тварь продолжала нависать над ней, и слюна, капавшая из пасти, огнем жгла ей кожу.
— Вот видишь, как все получилось, сестра, — издевательски прохрипел вожак. – Ты лишила меня сородичей, а я лишу тебя жизни , и твоя плоть станет моей. Я буду пировать, завернувшись в твою кожу, а мои покровители вознаградят меня вдвойне, когда им станет известно о твоей смерти.
— Оставь ее! – раздался вопль, и в зал ,дрожа всем телом, вошел Джироламо, о котором все забыли. В одной руке профессор сжимал нож, но лезвие ходило ходуном ,так что он скорее всего не попал бы им даже в стену. В другой был сжат факел.
— А вот и десерт, — издевательски пробулькал вожак , и его щупальца заколыхались, потянулись к мягкой человеческой плоти. Выдержка и мужество оставили мужчину, он вскрикнул , метнул факел прямо в морду нависшей над Паолой твари и бросился наутек. Горящий снаряд ударил чудовище , угодив точно в цель (прямо в морду), и волна боли прокатилась по всем щупальцам, чем и воспользовалась вампирша. Запредельным напряжением мышц она разорвала хватку живых жгутов и ,призвав когти ,тут же вонзила их под челюсть вожака, почти отделив его голову. Жутко взвыв, он попытался отдернуть голову, но Паола ,словно обезумев, рвала его когтями, что было сил, пока искалеченная тварь, едва шевелясь , не попыталась отползти в сторону от победителя.
Кулаки Паолы сжимались, ей хотелось закончить начатое, но странное чувство призывало ее повременить. Она провела ладонью по лицу, стирая жгучую слюну , и тут вспомнила о подарке оружейника. Она достала странный артефакт, повертела его в руке. На миг в ее сознании возник образ огня, как яркой вспышки.
— Гори! – прошептала она и бросила «грушу» в переплетение щупалец. Лучи света ударили во все стороны, заставив ее отшатнуться. Когда в глазах перестали играть солнечные зайчики, Паола смогла увидеть, что на месте извращенной Бездной твари булькала лужица отвратительной слизи.
— Джироламо, ты как?! – крикнула вампирша , чувствуя страшную усталость.
— Живой! – откликнулся профессор, входя в зал. – Но если говорить о моей психике, то она получила сегодня изрядную взбучку. Мне многое хотелось бы спросить и уверен, что как верный соратник имею право на ответы.
Паола захохотала и двинулась, подволакивая ноги, навстречу «верному соратнику».
— Мы еще не все дела здесь завершили, мой друг, — обронила она. – Осталось самое главное.
— То есть , убийство целого выводка чудовищ — не главное?!
— Вы совершенно правы, профессор. Надеюсь, ваша психика выдержит еще немного.
— Тоже на это надеюсь, — пробурчал Джироламо, но было видно, что ему это доставляет удовольствие, так как натура ученого уже брала верх. Он осматривал неф, что-то быстро черкая в записной книжке, которую вампирша раньше не замечала. Паола взяла торчавший из стены факел и подошла к алтарю Саргор. Свеча уже жгла ее кожу. С облегчением она достала ее из кармана и , водрузив маленький огарок, поднесла к нему факел.
Радужное пламя охватило все помещение бывшего храма, проникая во все щели и провалы, как будто изгоняя поселившуюся здесь скверну. Свечение нарастало, так что пришлось закрыть глаза рукой, чтобы не ослепнуть. Но ,достигнув пика ,оно разом исчезло, а на месте алтаря осталась стоять высокая женщина в древнем хитоне, переливающемся всеми цветами радуги.
— Саргор.
— Паола. Я благодарна тебе за возвращение моего храма и хотела бы тебя отблагодарить.
— Было бы неплохо. Ночь выдалась тяжелая , и мне страх как хочется встретиться с ванной и периной. Я готова им даже проиграть!
— Тогда не будем медлить! – развернувшись, богиня проплыла по воздуху и прикоснулась к стене алтаря. Камень , до которого дотронулась Саргор , рассыпался, явив нишу, в которой переливался темными гранями осколок Кристалла. Паола едва не заплакала от счастья, но вовремя сдержалась. Осторожно взяв заветный осколок из тайника, она извлекла свой ,первый,доставшийся ей для великого подвига ,и свела нужные грани. Раздался тонкий мелодичный звон , и Кристалл стал почти завершенным. От прикосновения к нему по коже вампирши пробегали волны тепла, от которого уходила боль и усталость.
— Береги его, — произнесла Саргор. – В твоих руках величайшее из сокровищ этого мира.
— Но как?! – едва смогла произнести Паола. – Это долгая история , и боюсь, если я ее расскажу, твой спутник сойдет с ума.
— Не сойдет! – нашел в себе силы ответить профессор, до этого момента стоя поодаль,боясь пошевелиться. – Это будет величайший труд моей жизни.
— А у каждого творца должна быть муза, — лукаво улыбнулась богиня. – Надеюсь, вы не против, мой милый Джироламо, если вдохновлять вас будет богиня.
— Я…я…мне…, — промямлил тот беспомощно, оглядываясь на вампиршу.
— Только без этих штучек, Саргор. Я знаю, что вы сродни нам. Только не пьете кровь.
— Ах, эти милые старые предрассудки. Минуло столько лет, а люди верят в небылицы. Все ложь! – добавила она. – Ну сами посудите, я вдохновляю, чтобы убивать?! Смешно! К тому же, он первый за многие годы , и книга ведь будет о нас. Ну разве не прелестно?!
— Прелестно, прелестно! Однако ты обещала указать мне на оставшуюся часть Кристалла. Таков был наш уговор.
— И я от него не отказываюсь. Скажи, ты любишь песок?
— Есть нет. А так, даже не знаю. А что?!
— А то, что оставшаяся часть находится где-то в Чернокаменной пустыне.
— В этом проклятом всеми богами месте?!
— Да. – Просто ответила богиня. – Единственное, что я тебе подскажу — искать следует в развалинах вроде тех, что ты сейчас освободила от этой мерзкой нечисти.
— Но я буду туда добираться еще сотню лет! – воскликнула Паола.
— А для чего ,по-твоему ,нужны друзья?! Я ведь все-таки богиня! И пускай мои силы сейчас ограничены, я смогу открыть портал в пустыню. Но произойдет это только один раз.
— Только не сейчас! – простонала вампирша. – Прошу, только не сейчас.
— Хорошо. Через три дня наступит равноденствие, а в полночь вы сможете воспользоваться этим магическим входом . Будь здесь.
— Чего бы мне это не стоило, — произнесла Паола.

© Денис Пылев


spacer