Паола. Книга 2. Сияние. Глава 8

Чем дальше от напряжённого и погружённого в страх центра города она уходила, тем спокойней становилась атмосфера. Словно когти ужаса вцепившиеся в город медленно разжимались, не распространяя своё давление на север города. Правда, и район был гораздо богаче, следовательно, либо откупились, либо, что вероятнее, наняли усиленную охрану, которая будет круглосуточно патрулировать улицы. Где-то здесь находилась и резиденция советника Пальерро, что правил Ортанхом и входил в Совет Островного Союза. Минуя очередной особняк, Паола обратила внимание, что ставни на окнах многих зданий были закрыты, хотя солнце давно уже встало. Она присмотрелась к другим домам на следующей улице, та же история.
Вампирша мысленно сделала зарубку в памяти и двинулась дальше, уже осторожно посматривая по сторонам. Вновь стало портиться настроение, но она не останавливалась, прислушиваясь к ощущениям. Стоило солнцу перевалить за полдень, как стал накрапывать мелкий дождик из набежавшей тучки. Подставив ему лицо, Паола внезапно ощутила приступ страшного Голода, словно скованный демон натянул разом все цепи, что держали его в узде, причиняя тем самым страшную душевную муку. Боль была такой сильной, что вампирша остановилась, прислонившись к стене — иначе попросту не устояла бы на ногах. Но это ощущение прошло так же стремительно, как и началось. Никогда ранее ей не приходилось испытывать подобное. На краткий миг мир вокруг подёрнулся завесой цвета густой венозной крови, в ушах тамтамами бился пульс, будто бы отмеряя ход времени.
Спустя краткий миг ничто вокруг уже не напоминало об этом случае. Паола, обескураженная произошедшим, нетвёрдой походкой двинулась в ту сторону, в которой щекотка в животе начинала приходить в неистовство. На её счастье людей в это время на улице почти не было, так что некому будет в случае чего бесить её дурацкими вопросами. Зуд в животе потребовал пройти через старинное кладбище. И Паола, поглядев по сторонам, уверенно направилась к старинной кованой решётке, удачно вписавшейся в общий антураж города. За оградой виднелись надгробия, а кое-где возвышались искусно украшенные склепы. Вера в Морского Отца требовала развеивать прах умерших над ярящимся морем. Поэтому наличие в Алманнажаре кладбища удивило вампиршу. Она одним прыжком пересекла невидимую черту царства умерших и, следуя наитию, смешалась с густой зеленью.
Надгробные камни встретили её совершенно равнодушно, никак не реагируя на столь неподобающее вторжение. Паола видела, как разбегаются потревоженные ею ящерки и змейки, гревшиеся на прогретых за день камнях. Вскоре нашлись и дорожки, правда сильно заросшие, что также свидетельствовало о том, что кладбище либо закрыто, либо заброшено. Стук капель по каменным плитам и листве был последним штрихом картины полной отчуждённости от мира живых. В любом случае последыши сюда больше не ходили, что в некоторой степени было на руку вампирше. Неожиданно до её слуха донесся странный и неприятный скрип, словно кто-то сильный тёр друг о друга два камня, пытаясь растереть их в муку. Обычные разумные существа вроде последышей не смогли бы определить, что это был за звук, но Паоле это удалось. Такой звук издавали створки либо крепостных врат, либо отъезжающей могильной плиты. Но так или иначе ничего хорошего это не сулило ни в ближайшей перспективе, ни потом.
Грубо нарушая тишину послышались голоса, говорившие на Всеобщем безукоризненно, и Паола обратилась в слух.
— Давай поторапливайся, неуклюжий боров! — говорил один из пока еще невидимых собеседников. — Ты же не хочешь оказаться здесь после наступления сумерек, так ведь, Джироламо?!
— Конечно, нет, Риккол! – торопливо, с толикой подобострастия отвечал второй. – Я стараюсь изо всех сил, но плита эта жутко тяжёлая!
— Ты уж постарайся, иначе я расскажу боно о твоей некоп… некопте, тьфу, язык сломаешь!
— Некомпетентности — ты хотел сказать, Риккол, — произнесла Паола, выходя из-за ствола ивасты, чьи ветви, словно шатёр, скрывали могилу с выбитым изображением юной девушки на надгробии. – Так?!
Издав крик подраненного зайца, невысокий тощий субъект с мерзким крысиным лицом, говорившем о смешении видов в его генеалогическом древе, кинулся в кусты, и вскоре треск веток затих вдали. Его напарник, полный, неуклюжий выглядел потрясённым, но попыток бежать не предпринимал, что говорило о наличии интеллекта.
— Ну а ты, друг мой, надо понимать, Джироламо? – вампирша подошла поближе и заглянула в приоткрытый саркофаг. – Вы, люди, отличаетесь от всех рас совершенно наплевательским отношением не только к своим мёртвым, но и к могилам других рас. Удивительно, в голову какого бога пришла мысль привести вас на Зидию. Просто в голове не укладывается!
Неудачливый грабитель могил с кряхтением поднялся с земли, где оказался по причине внезапного испуга, и, отряхнувшись, внезапно склонился в поклоне:
— Моя госпожа, вы абсолютно и исчерпывающе правы в оценке моего вида, но положение последних прибывших ставит нас в совсем невыгодное положение среди Перворожденных и народов-аборигенов. К тому же, как вы совершенно точно подметили, не все из нас являются носителями благородных черт и достоинств. Что, как говорится, имеем, с тем и работаем.
— Хм, судя по вашей речи, милейший, вы относитесь к весьма интересной разновидности последышей, — задумчиво произнесла Паола, разглядывая странного бандита как редкое насекомое.
— И снова в точку, моя госпожа, — вновь последовал легкий поклон. – Я имел честь быть некоторое время назад преподавателем в Университете Сарепты, пока мои низменные привычки не привели меня сюда, на архипелаг, а затем и в компанию подобных Рикколо.
— Низменные привычки?! Надеюсь, вы не детский совратитель?
— О, что вы, — толстяк едва не заломил руки, — всему виной неумеренная страсть к азартным играм.
— Ни слова больше, — усмехнулась вампирша, — вы, милейший, стали играть с опасными людьми, делая глупые ставки.
— С очень опасными, смею вас поправить. Но я был самоуверен, считая, что профессор университета не сможет проиграть какому-то отребью!
— В итоге, отребье оставило вас без сапог, приписав чудовищных размеров долг, так?!
— От вас ничего не скрыть, моя госпожа, — он театрально вздохнул.
— Ну, пока еще не ваша, – криво усмехнулась Паола. — А скажите-ка мне, профессор, что это вы здесь искали с вашим любезным товарищем?
— Вот мы и подошли к сути, — грустно вздохнув, ответил человек. – Убегая от одних преступников, как мне казалось, достаточно далеко, я попал в лапы других, к тому же я остался совсем без средств к существованию, и мне пришлось идти на вынужденные меры.
— ?
— Я предложил свои услуги переводчика местным властям, но мне отказали, а так как документов при мне не оказалось, равно как и рекомендательных писем, мне пришлось, стыдно признать, просить милостыню. И меня вскоре доставили к Ч’рэту, боно портового района. Так я и стал мальчиком на побегушках у низкосортного бандита, госпожа.
— А почему ты не побежал, как твой напарник, Джироламо?
— Если человек или существо подобралось так близко и, не боясь, показалось на глаза двум не самым приятным личностям, значит оно, как минимум, уверено в себе и своих силах, а как максимум — смертельно опасно. Вы же видите, госпожа, что мои способности к воинскому искусству равны нулю, к тому же бежать в подобной ситуации было неблагоразумно.
— Вы кажетесь мне достаточно здравомыслящим для человека. Еще несколько вопросов — и я вас отпущу.
— Всё, что прикажете, моя госпожа, — бывший профессор весь засветился готовностью помочь. И вампирша решила попытать удачу там, где не надеялась на откровенность союзников в лице инуи-гара.
— Что вам известно о так называемых музах, инуи-гара?
— Это из области фольклора? Дайте подумать. Когда-то мне на глаза попадалась одна презанятная книга. Авторство вызывало большие споры, как и предмет исследования. Так вот, в ней говорилось о разных сверхъестественных сущностях, от которых мы, люди, унаследовали эти земли, и в ней упоминались музы.
— Ближе к делу, профессор, — Паола внезапно почувствовала душевный подъём.
— Уже, уже. Так вот в ней кроме всего прочего говорилось, что эти существа – музы, сродни вампирам.
При этих словах она чуть не поперхнулась.
– Да, да, вы представляете?! Сдаётся, книга писалась вскорости после падения Империи Ночи, что в свою очередь повлияло на восприятие автором данной информации. Действительно, они дарили вдохновение, однако вместе с этим высасывали из своих «питомцев» жизненную силу, а не жизненные соки, как вампиры.
— Занятная теория, — буркнула Паола. – Что еще говорил этот безумец? Меня интересует сам культ. Поклонялись ли им, как обычно, возводили пагоды или пирамиды из отрубленных голов?!
— О нет, что вы! Но храмы действительно были. Немного и, кстати, на Ортанхе был их храм.
— Неужели?! А где? – вампирша изобразила удивление и заинтересованность.
— Тут я вряд ли смогу вам помочь, — бывший профессор сделал скорбное лицо. – Никогда не интересовался этим вопросом.
— И на этом спасибо, — задумчиво произнесла Паола и тут же задала мучавший её вопрос. – А тут-то вы что делали с этим мелким крысёнышем.
— О-о, это еще одна забавная история, — Джироламо усмехнулся и перед тем, как начать отвечать, он некоторое время потирал переносицу, как самый настоящий профессор. – До слуха нашего боно дошла информация, что, дескать, на материке, в могилах хоронят покойников вместе с золотом и драгоценными камнями. И эта жадная акула тут же решил проверить подлинность этих домыслов. Хотя я и говорил ему, что подобная мысль — чушь, что никто из живущих народов не упокаивает своих мертвецов одетыми в золото и камни. А если бы и делал, то эти могилы давным-давно были бы вскрыты такими же, как он. Но, как видите, боно мне не поверил, и вот я здесь.
— Хм, действительно презабавная история, — кивнув, согласилась вампирша, не забывая посматривать по сторонам. – А нет ли у вас, мой милый профессор, знакомых, кто владеет магическими знаниями?!
— Вы имеет в виду настоящих магов?!
— Ну да.
— Настоящих магов у меня в знакомых не водится. В этом моём состоянии, вы же понимаете, круг общения хоть и достаточно широк, до боли однообразен. Но я знаю одну знахарку, она чудесно заживляет раны и всё такое: прерывание беременности и привороты.
— Тьфу ты, до чего же вы, люди, предсказуемы, — вырвалось у Паолы, — В голове до сих пор не укладывается, как мы вам проиграли.
Но последнюю фразу она произносила уже себе под нос, и Джироламо ничего не понял. Тем временем вампирша прокручивала в голове планы поиска храма инуи-гара.
— Это, конечно, не моё дело, — напомнил о себе забытый профессор, — но, возможно, я бы мог помочь, если бы мне сказали, что и где искать.
— Каким образом?!
— Островной Союз — достаточно развитое государство, несмотря на удалённость от основного театра событий, архив здесь работает исправно вот уже пару сотен лет, так что если заплатить нужному чиновнику взятку, то можно поработать и с самыми старыми документами. Уж они-то должны пролить свет на интересующий вас вопрос.
Паола вновь погрузилась в размышления. Человек говорил дело, а ей, к сожалению, это было недоступно. Но не по причине неграмотности, а в силу природной неусидчивости. От одного только слова «архив» у неё перед глазами возник мираж гонящихся за нею по пустыне сотен, тысяч книг, стремящихся погрести её под своими томами. Приняв наконец решение, она прищёлкнула пальцами и сказала:
— Дорогой профессор, у меня есть к вам деловое предложение!
— Весь внимание, моя госпожа.
— У меня возникла крайняя нужда в знаниях, которыми вы должны владеть в совершенстве.
— Всё, чем могу.
— Я хочу найти храм инуи-гара, и вы мне в этом поможете. Конечно же, не бесплатно. Мне так же нужна вся доступная информация об этих существах. Я заплачу вам за эту работу пять золотых.
Глаза бывшего профессора увлажнились, а получив задаток, он и вовсе воспрял духом.
— Я сегодня же наведаюсь к нужным людям и начну работу, госпожа…?
— Тинори. Аэдаль Тинори. А вам, Джироламо нужно будет еще разобраться с боно. Нужна помощь?
Тут-то профессор и сник. Было ясно, как день, что он до коликов боится своих вынужденных товарищей, но и водить с ними знакомство ему больше не хочется. Несмотря ни на что, учёный в его душе брал верх. Видя его желание, вампирша решила его подбодрить:
— Давайте договоримся так, профессор. Я остановилась в таверне «Бараний бок», если что-то разузнаете, приходите туда, спросите меня и вам покажут, где я проживаю. Если потребуется помощь, я всё там же. Но желательно, чтобы вы сделали всё это завтра, а сейчас я вас больше не задерживаю.
Откланявшись, профессор скрылся среди надгробий, а Паола села на ближайшую могильную плиту и задумалась. Нет, денег ей было не жаль. Даже если Джироламо решит её обмануть, она найдёт глупого смертного в считанные часы, вампиршу больше настораживал этот боно и стая его крыс. Спокойно уйти профессору они не дадут, а значит придётся решить еще и эту проблему. Всё-таки идеи, высказанные отцом Милицы и профессором, в чём-то совпадали, и следовало прислушаться к голосу разума. Саргор, какие бы златые горы ни обещала, была богиней, а для бессмертных держать слово перед смертными было не обязательно. И все заверения в искренности тоже ничего не стоили. Паола не сомневалась, что рано или поздно отыщет храм, но стоило ли ей в него входить, совершенно другой вопрос.
За время пребывания вдали от Айринской империи она перестала ощущать тот груз тревог, что лёг на её плечи, и, как видим, зря. Удивительно, но остальному миру было плевать на проблемы последышей, хотя даже малому ребёнку должно быть ясно: не останови прорыв тварей из Бездны сегодня, приливная волна этих тварей докатится до самых отдалённых уголков Зидии. «Интересно было бы взглянуть, если бы исчадия очутились в разных странах, — подумала Паола про себя, — как бы тогда запели их жители и правители?»
В конце концов Паола вновь отправилась на поиски, так как возвращаться назад, не солоно хлебавши она не хотела, а встреча с Джироламо только укрепила в ней ощущение правильности выбранного пути. Чем дальше она шла, тем респектабельней становились дома, постепенно превращаясь в усадьбы, окружённые густыми садами с экзотической растительностью. Патрули стали попадаться чаще. Вампирша решила свернуть в сторону и обойти район по широкой дуге. Видимо, это был район Чиваско, где проживали сливки Островного Союза и, возможно, притаились ночные кромсатели.
Когда же показалась граница города, отделяющая Алманнажар от остального острова, Паола почувствовала прилив охотничьего азарта; эти невидимые убийцы не были глупцами, что в свою очередь делало их поиски хоть и небыстрыми, но интересными. Постояв некоторое время на остатках крепостной стены, чей возраст, по-видимому, совпадал с эпохой Падения, вампирша вновь ощутила приближение Голода и улыбнулась – охота становилась как в прежние годы, рискованной и от этого пьянящей.
Солнце, медленно склонялось к линии горизонта и блестело над поверхностью далекого моря. Паола сейчас находилась почти в центре Ортхана. Впереди возвышался небольшой горный кряж, чьи вершины даже не были укрыты снегом, зато леса были густы и труднопроходимы. Полюбовавшись еще некоторое время на природу острова, вампирша отправилась в обратный путь, вертя в руке купленное колечко. Ноги приятно гудели, ведь плавание на корабле практически не давало возможности двигаться, как она привыкла. Паола вновь столкнулась с патрулями, но вид одиноко идущей женщины их успокоил, хотя по мнению самой вампирши, это была преступная халатность. Любой человек, в это время идущий без сопровождения в неспокойном городе должна вызвать вопросы. Но нет, ее даже не остановили. Уже минуя рабочую северную окраину, она почувствовала, как на город опускается облако давящего страха. Алманнажар готовился к еще одной неспокойной ночи, и жители стремились поскорей убраться с улиц. Фонарщики в Чиваско исправно выполняли свои обязанности, зажигая уличные фонари, поэтому Паола стремительно шла, цокая каблуками по камням, чередуя темные и освещенные участки улиц.
И вновь она почувствовала легкое дуновение злого ветра, как назвала бы она это ощущение. Что-то пришло в город, и Паолу уже разбирал интерес столкнуться с этим «нечто». Она по памяти свернула в сторону центральной площади и почти перешла на бег, не забывая посматривать по сторонам. Чутье не подвело ее и на этот раз, на горизонте промелькнула тень и вампирша изображая полную неосведомленность двинула в ту сторону. Неподалеку от площади небольшой переулок вильнув в сторону вывел ее к богатому дому, который огораживал высокий каменный забор. Тревогой тянуло от густой тени, отбрасываемой деревьями, но вампирша смело двинулась туда. Маска беззаботной жертвы далась ей особенно хорошо.
Ее щеки коснулся холодок, словно крыло, жесткое, прохладное, ночной птицы, будто невзначай пролетевшей мимо. Паола улыбнулась и приготовилась выпустить клыки и когти. А предмет её поисков не заставил себя долго ждать, выйдя из тени и шагая ей наперерез. Один шел прямо на нее, улыбаясь совершенно безобразной улыбкой, второй же, думая, что перекрывает ей пути к отступлению, уже ощерил неимоверно растянутую пасть, в которой влажно блестели треугольные акульи зубы. Она остановилась сбитая с толку таким несоответствием ожиданий результатам. Паола ждала встречи с заблудшими родичами из других кланов или просто одной с ней крови, но то, что вышло ей на встречу вампиром не было. В этих ночных убийцах не было того величия, которое было даже у глупого Гаррича в Высхольде. Тот мечтал о том же, что и она, только союзников себе выбрал неверно, а здесь ей преградили дорогу какие-то недоделанные или вернее мутировавшие особи.
Их отличала какая-то неправильность в движениях, словно марионетки с обрезанными нитями, они двигались странной дёргающейся походкой, будто собирались тотчас упасть и биться в припадке. Их руки с жутко деформированными кистями свисали ниже колен, едва не доставали до земли, пальцы, словно пораженные странной болезнью, были скрюченными, но не менее опасными. В скудном свете Паола рассмотрела изрядные когти, но выглядели они как кинжалы, изъеденные ржавчиной.
— Привет! – она решила для начала побыть вежливой и посмотреть, как «кромсатели» будут реагировать. Спокойный тон предполагаемой жертвы выбил нападавших из колеи. Они ожидали криков, мольбы, стенаний и просьб, но никак не ожидали приветствий. Сзади раздалось шипение и Паола, ведомая инстинктом, сдвинулась в сторону, пропуская мимо себя взметнувшееся в прыжке тело. Обескураженный промахом «кромсатель» не удержался на ногах и, споткнувшись, ударился об забор. Его напарник сразу же атаковал ее, выбросив вперед руку, усеянную дурно выглядевшими нарывами. Но Паола вновь сменила положение и в ответ ударила напавшего в висок. Он рухнул, но почти сразу же вскочил, однако было видно, что на ногах он держался слабо. Паола, шагнув вперёд, ударила его в колено ногой. Тонкий вскрик — и вот уже первый выбыл из строя.
— Кто вы такие?! – она снова решила попытаться достучаться до своих противников, но тщетно. Оба что-то всё время бормотали, но внятной речью назвать это было невозможно. А может просто долго не говорили. А затем произошло то, что в миг лишило вампиршу душевного равновесия. Глаза обоих «недовампиров» вдруг зажглись мерзостным зелёным пламенем, что разом напомнило ей о том, что в данное время Айринскую империю сжирает огонь Бездны. Выругавшись себе под нос, Паола бросилась вперед не сдерживаемая ничем, пара взмахов когтей — и «кромсатели» свалились на мостовую уже без голов, а их тела стали стремительно разлагаться, распространяя вокруг себя волны жуткого запаха, в котором угадывались нотки миндаля.
Двигаясь в сторону «Бараньего бока», вампирша пребывала в сумрачном настроении. То, что исчадия открыли себе путь и на острова, говорило, что в их планах присутствует массированная экспансия с последующим истреблением всего живого. В таком случае самым необходимым становится поиск старинного храма, и Паола возлагала на Джироламо определённые надежды. С такими мыслями она достигла таверны. Вокруг все спали, что было на руку вампирше. Она проникла обратно в комнату и, раздевшись, в изнеможении рухнула на кровать, стараясь не утонуть во взбитой перине, не заметив, как уснула.
Ночью, вопреки ожиданиям, ей не снились кошмары, и проснулась она на удивление отдохнувшей. Пока занималась утренним туалетом, в дверь постучали, и одна из прислуживающих родственниц Милицы спросила «чего госпожа изволит?» Отчеканив перечень ожидаемых блюд, вампирша сосредоточилась на бумагах отца Милицы и той информации, которой она уже владела. Но тут в дверь постучали снова, и после ее ответа в проём протиснулся Джироламо. Лицо его украшали изрядных размеров синяки, нос, как видно, был сломан, одежда пришла в полную негодность:
— Госпожа! – прошепелявил он, зажимая пальцами расквашенный нос. – Они забрали у меня все деньги. Мерзкие крысы! — в сердцах выпалил учёный. – И сказали принести еще, чтобы погасить долг.
— Ты успел сделать новый?! – Паоле показалось, что она ослышалась. Но стоящий перед ней последыш отчаянно замотал головой и зачастил, иногда заговариваясь. Однако она его не слушала. Улыбка неожиданно осветила хмурые черты ее лица:
— Прекрасно, Джироламо! Просто прекрасно! Значит вопрос с приглашением решился сам собой.
— Что вы имеете в виду, моя госпожа?
— А то, мой любезный профессор, что мы с вами нанесем визит вежливости вашим бывшим работодателям, — произнесла вампирша с неприятной улыбкой.

© Денис Пылев. Фэнтези. Юмор


spacer