Муза

У Даниила была Муза. Да, да! Самая настоящая муза, не выдуманная и не навеянная испарениями абсента. Правда, она была жутко строптивой и отличалась склочным характером. Но со временем притерпевшись, он обнаружил и другие стороны ее характера. Верность, воодушевление и талант пить алкоголь, совершенно при этом не пьянея.
— Ну, как всё прошло? – спросила она, затягиваясь сигаретой, которую с удивительным проворством доставала прямо из воздуха.
— Проект не приняли! – сокрушенно сообщил своей вдохновительнице Даниил и обессилено упал в старое кожаное кресло, купленное им на «Авито».
— Хм, ну и что им опять не хватило?! – вопрос был скорее риторическим, но ответить пришлось, иначе Муза начинала фыркать и дуть в ухо при каждом удобном случае. Так она выражала свое недовольство, вернее, степень своего погружения в проблемы Даниила.
— Не понравилось оформление.
— И все?!
— Так мне сказали, – юноша прикрыл глаза, положив ноги на банкетку.
— И ты, конечно же, поверил на слово?! – разъяренной тигрицей фыркнула Муза.
— А что мне оставалось?!
— Ну, хотя бы взять маркер и разрисовать там всех к чертовой матери. Ты лучший дизайнер в этой убогой, прогнившей и бесполезной организации. И тебя третий раз заворачивают с этим гениальным творением.
— Я уже не уверен… – задумчиво протянул Даниил. – Мне кажется, новенькая из Серегиного отдела, выступавшая после меня, лихо шарит в этой теме.
— Почему?!
— Что – почему?
— Почему ты решил именно так?! – левая бровь ленивой гусеницей устремилась вверх. Даниила это неизменно приводило в доброе расположение духа, но не сегодня.
— Потому что едва она раскрывает рот, как с ней соглашаются все исполнительные директора, арт-менеджеры и зам генерального по новым технологиям.
— Странно! – протянула муза и потерла рукой подбородок. Потом еще потерла. И еще. Сигарета дотлела, и муза выбросила ее, с неизменной точностью попав в пепельницу, стоявшую от нее на расстоянии нескольких метров. – Что-то мне это напоминает! Сможешь раздобыть мне ее адрес?
— Постараюсь. А что ты задумала?
— Ничего такого, о чем тебе необходимо было бы знать, пупсик.
Спустя пару дней Даниил всеми правдами и неправдами выпытал у Ирочки из отдела кадров адрес новой сотрудницы. Вечером, написав на листке бумаги улицу и дом, он отдал Музе выцарапанную с таким трудом информацию. Взглянув на адрес, муза не признавала электронные средства связи, она скорчила рожицу:
— Ложись сегодня пораньше, завтра будет тяжелый день.
С этими словами и хищным взглядом Муза выпорхнула в окно, расправляя белоснежные крылья. Полет занял почти полчаса, с учетом уплотнительной застройки новых микрорайонов. Однако вскоре дом был найден, осталось только выяснить, в каком окне высматривать обидчицу. Или обидчика. Вскоре путем нехитрых логических вычислений точка базирования вероятного противника была определена с точностью до подоконника, и муза приступила к активной фазе.
Влетев через окно на кухню, муза сразу почуяла соперницу. Она была молода и амбициозна, судя по минималистичному интерьеру. В голову сразу полезли рекламные слоганы, но муза сумела отбить их атаку и, сурово поджав губы, двинулась в путешествие по квартире. Хозяйка отдыхала на диване в компании какого-то субъекта, а рядом в кресле с бокалом сухого вина сидела цель визита.
Муза, как заправский ниндзя, тихо прокралась и со спины схватила соперницу за ухо. Отконвоировав коллегу на кухню, она приступила к допросу.
— Значит, вот кто не дает моему человеку получить заслуженную награду! Из молодых да ранних, правильно я понимаю?
— А вам, бабушка, здесь, собственно, что надо?! – разом окрысилась молодая.
— Я тебе покажу бабушку, вертихвостка! – вскипела наша героиня. – Да я на Олимпе уже трудилась вовсю, когда тебя еще и в помине не было! Ишь, как ловко мы научились чужие проекты задвигать. Нет чтоб самим придумать что-то стоящее! Мой человек уже с лица спал, в весе теряет, совсем худо ему. А если совсем творить перестанет?! Ты об этом подумала, мокрица средиземноморская?!
— А ты, бабуля, мне не указывай! Это мое право делать все, что потребуется для продвижения подопечного. А если ты не успеваешь за новыми тенденциями, то освободи дорожку. Загнанных лошадей пристреливают, не так ли?!
Старшая муза зашипела, как прибывший паровоз и стала шарить по столу в поисках оружия, не сводя при этом глаз со своей визави. Первое, что попалось под руку, было немедленно пущено в ход. Это оказалась сковорода с остатками какого-то блюда, старательно приготовленного хозяйкой. Юная преступница ловко увернулась и показала язык. Из комнаты раздались испуганные крики. А то! Ведь не каждый день у вас в квартире полтергейст сковородки швыряет об стену. К тому времени, когда в кухню заглянули испуганные хозяева, невидимые человеческому глазу музы уже катались, яростно шипя на древнегреческом колоритные богохульства и ругательства. Мебель и посуда представляли собой весьма милый винегрет, посреди которого воздух словно плыл от жара. Битва двух соперничающих группировок подходила к концу. В этот раз победил опыт и умение держать удар. Сидя верхом на поверженной сопернице, муза диктовала перечень условий капитуляции.
— Значит так, наушница коварная, делай что хочешь, но чтобы проект Даниила одобрили. И не кто-нибудь, а лично генеральный. Иначе я вернусь, – пригрозила на прощание старшая муза. Побежденная вяло кивнула, соглашаясь и пытаясь остановить серебристую кровь, резво бегущую из разбитого носа. Кровь, правда, таяла в воздухе, не долетая до пола, но этого все равно никто не замечал. Люди во все глаза смотрели на разрушения, пытаясь найти достойное объяснение, но не находили.
Наутро в офисе творилось форменное светопреставление. Совещание то назначалось, то отменялось, переносилось и просто откладывалось. В конце концов Даниила вызвали в кабинет. Весь отдел провожал его с мыслью: «Не жилец!». Но он выжил и даже проставился в обед тортом и пиццей. Проект был утвержден! Что повлияло на смену решения руководства, никто не знал, включая само руководство. Хотя как минимум двое о чем-то таком догадывались, но смотрели друг на дружку пока еще с подозрением.

© Денис Пылев


spacer